Три причины, почему цены нефть будут расти

Видео Когда нефть снова будет расти? Новая сделка ОПЕК+ по нефти. Прогноз по нефти и рублю

Три причины, почему цены нефть будут расти

8 апреля 2021 в 13:12

Время московское, GMT +3

Падение цен на нефть в 2021 году, стало самым значимым экономическим событием последних лет. Однако вместе с букетом экономических проблем, снижение котировок принесло нам уникальные инвестиционные возможности, которые встречаются довольно редко.

Торгуясь в районе около 50 долларов за баррель, котировки североморского эталонного сорта Brent сейчас имеют гораздо больше шансов подрасти до 70 долларов, чем опустится до 40. Это утверждение легко может опираться на следующих трех объективных предпосылках, видимых невооруженным взглядом.

  1. Себестоимость добычи нефти в сланцевых проектах находится выше 50 долларов за баррель

Падение цен ниже себестоимости добычи обернется достаточно быстрым сокращением объемов производства. Подтверждение этому уже наблюдается в значительном сокращении объемов бурения. Одна из крупнейших в мире нефтесервисных компаний Baker Hughes в отчете от 20 марта 2021 года зафиксировала снижение числа работающих буровых установок на 40,7% по сравнению с предыдущим годом, с 1803 единиц до 1069.

  1. Снятие санкций с Ирана не усугубит дисбаланс между спросом и предложением

Иран и ведущие страны мира стоят в шаге от выработки всеобъемлющего договора по иранской ядерной программе, который приостановит процесс разработки ядерной бомбы исламской республики в обмен на смягчение и полную отмену экономических санкций, введенных в 2021 году и существенно подорвавших экономику страны. Соответственно, растут опасения, что возврат на рынок иранской нефти может усилить дисбаланс между спросом и предложением.

Однако, они несколько преувеличены. После частичного смягчения санкций Иран вернулся на мировой рынок уже в 2021 году. После их полной отмены, страна сможет нарастить около 500 тысяч баррелей в стуки в течение 3-6 месяцев и еще 200 тысяч в течение года. Однако, если учесть, что с сентября месяца только в Ливии объем добычи сократился на 500 тысяч баррелей в стуки из-за новой волны беспорядков, то иранская нефть в 2021 году тем объемом который разбалансирует спрос и предложение. Боле того, ближе ко второй половине 2021 года в США, как минимум, обнулятся темпы роста добычи, а то и вовсе начнут сокращаться.

  1. Текущий низкий уровень цен не устраивает никого из продавцов

Даже благополучные страны Персидского залива в эру дешевой нефти будут просто проедать свои запасы, которые накопили в «жирные» годы. При всей видимой прочности их финансового положения длительный период времени низких цен является невыгодным для них. Да, резервы той же Саудовской Аравии позволят ей оставаться на плаву лет 5-10. Однако, страна все равно недополучит огромную прибыль и это вряд ли входит в ее национальные интересы.

Соответственно, все продавцы нефти в долгосрочной перспективе будут стремиться к тому, что бы нефть продавалась по ценам близким к тем, которые считались экономически обоснованными еще так недавно, при 100 долларах. Даже версия войны со сланцем предполагает, что через низкие цены сейчас Саудовская Аравия борется за их высокое значение в будущем.

Видео Как долго будет расти нефть?

В диапазоне 50-60 долларов за баррель цены на нефть игнорируют практически любые факторы, способные провоцировать снижение котировка. Запасы в США выросли до исторических рекордных максимумов. С Ирана могу снять санкции. А цены попросту не замечают этих событий. Такое поведение рынка сигналит о том, что участники рынка считают, что в диапазоне 50-60 учтен любой негатив, и по мере снижения темпов роста добычи в США во второй половине года цены начнут постепенно смещаться в район 60-70.

Мы рекомендуем искать возможности для длинных позиций в районе около 50 долларов за баррель с целью на уровне около 70. В качестве Stop-Loss можно использовать отметку 39,90.

Видео Нефть. Прогноз на 2020 год. Технический анализ говорит о втором карантине.

Ознакомиться с инвестиционной идеей по нефти можно по ссылке.

Почему нефть подорожает до $50 и что будет со сланцевиками

В апреле-мае сланцевые компании США оказались среди лидеров рынка. Фондовый индекс независимых производителей вырос в 2,3 раза с 1 апреля по 8 июня, за этот же период индекс S&P 500 вырос лишь на 31%, а индекс компаний нефтяного сектора в целом S&P Global Oil Index — на 43%.

Причиной стало восстановление цен на нефть после сделки ОПЕК++ и постепенный рост спроса из-за снятия карантина в США и Европе. Капитализация сланцевых компаний традиционно сильнее зависит от динамики цен на нефть, так как их деятельность менее разнообразна в сравнении с крупными интегрированными нефтяными компаниями.

Вертикально-интегрированные нефтяные компании (ВИНК) — это корпорации, которые занимаются поиском, разведкой, добычей нефти, ее транспортировкой, переработкой, созданием продуктов и их реализацией. То есть они включают в себя полный цикл производства.

Себестоимость сланцевиков, по данным Bloomberg, составляла $47 за баррель в среднем на начало 2021 года. Соответственно, сейчас они работают в убыток. Стоит вспомнить, что росту котировок в апреле-мае предшествовал стремительный обвал: в первом квартале 2021-го индекс независимых производителей США упал на 67%, индекс компаний нефтяного сектора в целом — на 48%.

О чем говорят эти колебания и можно ли ожидать дальнейшего роста капитализации сланцевых компаний?

На пути к кризису

В последние пять лет динамика стоимости акций сланцевых компаний была удручающей: в 2021-–2021 годах индекс S&P 500 вырос на 57%, в то время как индекс независимых производителей США снизился на 51%. Компании в секторе долгое время следовали модели «рост добычи любой ценой» и в основном не смогли добиться устойчивой прибыльности бизнеса и снижения уровня долга.

Негативное отношение инвесторов к отрасли усиливалось год от года, и в 2021-м многие производители были вынуждены сократить инвестиции из-за проблем с привлечением капитала. Количество работающих буровых установок в нефтяных сланцевых бассейнах США сократилось на четверть в прошлом году и ожидалось дальнейшее урезание бюджетов.

Помимо этого, на привлечение капитала в отрасль негативно влияет международная «зеленая инициатива» TCFD (Task Force on Climate-related Financial Disclosures). В рамках TCFD компании добровольно обязуются раскрывать в отчетности данные о деятельности, способствующей глобальному потеплению (добыча углеводородов) или, наоборот, о развитии возобновляемых источников энергии и повышении энергоэффективности.

Здесь сланцевая добыча рассматривается как «грязная технология» в сравнении с традиционной добычей нефти и газа. На текущий момент к инициативе присоединились более 1 тыс. компаний с суммарной капитализацией свыше $12 трлн (до пандемии), среди которых множество крупных банков.

Ожидалось, что 2021-й станет последним годом значительного роста добычи нефти. Должен был сыграть свою роль запуск новых магистральных нефтепроводов из Пермского бассейна к побережью Мексиканского залива во второй половине 2021 года. Из-за дефицита транспортных мощностей производители в этом бассейне накопили значительный объем пробуренных, но незаконченных скважин и наконец получили возможность запустить их в производство.

Кроме того, крупные корпорации, такие как Exxon Mobil и Chevron, объявили о планах увеличить присутствие в отрасли. Эти действия — часть стратегии международных нефтяных компаний (МНК) в условиях перехода к новой энергетике. Они увеличивают долю активов с коротким инвестиционным циклом в своем портфеле, то есть с начала работы над проектом до его реализации и получения результатов. Таким образом они хотят добиться высокой финансовой гибкости и занять важные ниши в будущем.

Однако разрыв сделки ОПЕК+ в начале марта стал внезапным шоком для отрасли. Цены на нефть в сланцевых бассейнах уже во второй половине марта снизились до $10–20 за баррель. По опросам Резервного банка Далласа, лишь 45% топ-менеджеров сланцевых компаний заявляли, что их компании выживут при сохранении цены марки WTI на уровне $40 в течение длительного времени.

Ассоциация топливной и нефтехимической промышленности США и Американский институт нефти даже обратились к президенту Соединенных Штатов Дональду Трампу с предложением поддержать отрасль. Среди возможных мер предлагали и импортные пошлины на нефть, и санкции, которые позволят убрать часть конкурентов с рынка.

Фактор пандемии поставил сланцевые компании в еще более сложное положение. Сланцевая нефть — легкая, а на нефтепродукты из легких сортов нефти (бензин, авиакеросин) спрос сократился сильнее всего.

В кризисных условиях требовалось быстрое согласованное сокращение добычи, и Саудовская Аравия, Россия и США пошли на заключение новой сделки. 20 апреля падение цен на майские фьючерсы WTI до отрицательных значений показало производителям по всему миру, что ситуация крайне серьезная и взятые на себя обязательства надо выполнять. В США компании стали вводить добровольные ограничения на добычу, прежде всего на рентабельных высокопроизводительных скважинах, чтобы быстрее добиться эффекта.

В мае сокращение добычи в США составило 1,4 млн баррелей в сутки, в июне — 2,3 млн баррелей в сутки, хотя на момент продления сделки ОПЕК+ в столь быстрое сокращение в США верилось с трудом. Выполнили свою часть сделки и другие ее участники.

В итоге цены на нефть выросли до $40 за баррель в начале июня. Позитивным фактором стал и рост спроса в США и в Европе. В США рост потребления топлива начался уже во второй половине апреля — еще до выхода из карантина. В сумме сокращение предложения и восстановление спроса позволило избежать катастрофического сценария переполнения хранилищ нефти. В ответ на рост цен на нефть некоторые производители в США уже готовы свернуть часть добровольных ограничений.

При наличии больших коммерческих запасов, рисков «второй волны» пандемии и продолжающемся кризисе мировой экономики прогнозировать динамику цен на нефть особенно трудно. Однако тренд на рост цен в ближайшие полтора-два года основан на прочных факторах.

Ограничения добычи со стороны ОПЕК+ действуют до апреля 2022 года. В то же время в 2021–2021 годах произойдет сокращение инвестиций в добычу на 30% по сравнению с 2021 годом, в сланцевой отрасли инвестиции упадут на 50% уже в этом году. По мере восстановления спроса и сокращения коммерческих запасов рынок столкнется с дефицитом нефти, что приведет к росту цен до $50 за баррель и выше.

Отдельно для сланцевых компаний есть еще несколько позитивных факторов. Налогообложение в США стимулирует к продолжению работы: при понесенных убытках компании получают налоговые вычеты из будущего налога на прибыль. При достаточно высоких ценах производители в Пермском бассейне смогут быстро нарастить производство, запустив пробуренные, но незаконченные скважины. Интерес со стороны крупных международных компаний минимизирует риски полного банкротства публичных сланцевиков. К тому же значительная часть выплат по долгу в отрасли приходится только на 2022–2024 годы.

К негативным рискам относится медленное восстановление спроса на нефть и его структурное сокращение — авиаперевозки, скорее всего, будут восстанавливаться долго, возможно снижение транспортных потоков из-за перевода части сотрудников на удаленную работу.

По прогнозам Rystad Energy, даже в четвертом квартале 2021 года спрос будет на 8% ниже год к году, и в 2021-м не произойдет полного восстановления: потребление будет на 3% ниже, чем в 2021-м. Наконец, финансовые результаты сланцевых компаний в ближайшие кварталы могут оказаться ниже ожиданий из-за сокращения добычи на высокопроизводительных скважинах, что приведет к усилению долговой нагрузки.

Больше новостей об инвестициях вы найдете в нашем телеграм-канале «Сам ты инвестор!»

Стоимость компании на рынке, рассчитанная из количества акций компании, умноженного на их текущую цену. Капитализация фондового рынка – суммарная стоимость ценных бумаг, обращающихся на этом рынке.

Что будет с ценами на нефть при разных сценариях пандемии?

Я ожидаю, что в лучшем случае средняя цена на нефть марки Brent за 2021 – 2023 годы составит $40 за баррель. В худшем случае средняя цена составит $15 за баррель. При этом в отдельные моменты истории пределов падения цен может и не быть. В целях объяснения моей позиции, призываю читателей ознакомиться с данным обзором.

Сценарии спроса

Снижение спроса на нефть, вызванное пандемией COVID-19, распадается на две основные составляющие:

— сокращение поездок на работу на личных автомобилях;

— снижение пассажирских авиаперевозок (в особенности – дальних).

Рассмотрим стадии ограничений и их влияние:

Тотальный карантин. Траффик наземного общественного транспорта сократился в два раза, движение легковых автомобилей в два-три раза, а авиасообщение прекращено почти полностью. Мировое потребление нефти упало на 22% по сравнению с 2021 годом.

Открытие школ, офисов, всей сферы услуг и (частично) границ. Восстановление наземного общественного транспорта и внутренних авиарейсов. Введение обязательного ношения масок на транспорте, в офисах и других общественных местах. Поэтому те сотрудники, которые могут работать удаленно, остаются дома – никто не хочет весь день работать в маске, если этого можно избежать. В то же время те, кто удаленно работать не может и раньше ездили на работу в общественном транспорте, начинают ездить на работу на автомобилях. Результат – в тех регионах, которые дошли до этой стадии, потребление топлива заметно выше, чем при тотальном карантине. Самые COVID-благополучные страны сейчас в этой точке.

Полное снятие ограничений. Когда же оно произойдет? Думаю, что когда правительства придут к выводу, что коллективный иммунитет выработался. По оценкам экспертов для этого должно переболеть, либо быть вакцинировано 70% населения планеты. Надеяться на быстрое появление «естественного» коллективного иммунитета не стоит. Так, если заболеваемость остановится на 500 тысячах в день – потребуется около 40 (!) лет. В то же время увеличение ежедневной заболеваемости ведёт не к снятию ограничений, а к восстановлению карантина.

Говорить о появлении вакцины можно будет только тогда, когда ее эффективность будет подтверждена статистически. То есть нужно взять 250 тыс. COVID-отрицательных людей и разбить их на две группы по 125 тыс. Первую группу вакцинировать, вторую — нет и наблюдать. Каждый день, в каждой из групп COVID-19 будет атаковать 10 человек (пропорционально выборке к общему населению Земли). За 100 дней должно набраться по 1000 атакованных в каждой выборке. И вот если число тяжёлых случаев и смертей в первой выборке будет заметно меньше, чем во второй, то можно говорить о том, что вакцина эффективна. То есть, имеем: 100 дней на заражение и еще столько же на исследование симптомов и заключение, что вакцина помогает. Далее нужно вакцинировать несколько миллиардов людей. Я не ожидаю полного снятия ограничений ранее начала 2022 года.

Таким образом, возможны следующие сценарии спроса на нефть.

Оптимистичный. Вакцина создана, работает и в начале 2022 года все ограничения сняты (даже масочный режим и дистанция). То есть переходим к третьей стадии (см. выше). Что это значит для потребления топлива легковыми автомобилями? По усредненным оценкам, доля людей, работавших удаленно в карантин, составляет треть от всех, кто ездил на работу на автомобилях до пандемии. Согласно опросам, после полного снятия ограничений 50% будут работать удаленно 3 дня в неделю, 25% — 4 дня и оставшиеся – все 5 дней. В то же время те, кто на второй стадии ограничений (см. выше) пересели с общественного транспорта на автомобили, вернутся в общественный транспорт. В результате – траффик легковых автомобилей будет ниже на 25% по сравнению с докризисными временами. А это минус 7.5 млн баррелей в сутки по спросу. Авиаперелеты тоже не восстановятся до докризисного уровня. Многие из тех, кто раньше летал по деловым целям, предпочтут проводить встречи в онлайн-режиме. Те, кто летал в отпуск, открыли для себя много прекрасных туристических мест ближе к дому, до которых проще и дешевле доехать, не пользуясь самолетом. Я ожидаю, что после снятия ограничений авиаперевозки будут ниже уровня докризисных времен, по крайней мере, на 30%. Это ещё минус 2 миллиона 300 тысяч баррелей по спросу. Также, учитывая крайне негативное влияние пандемии на экономики развивающихся стран и активный рост сектора альтернативной энергетики, я ожидаю весьма скромного «органического» роста потребления нефти в 2022-2023 годах – порядка 1 миллиона баррелей в сутки. По оптимистичному сценарию до начала 2022 года мировой спрос на нефть будет на 10.8 миллиона баррелей ниже 2021 года (то есть примерно, как сейчас), а к началу 2024 года — на 8.8 миллиона баррелей ниже, чем в 2021 году (то есть на 2 миллиона баррелей выше, чем сейчас).

Пессимистический сценарий. На создание вакцины уйдет более трех лет. Также иногда вводится временный тотальный карантин в некоторых странах или даже на целых континентах. В эти периоды уровень потребления нефти в мире значительно снижается (вплоть до падения на 22-23 миллиона баррелей в сутки, как это было в апреле 2021 года).

Сценарии для предложения и цен

Сценарий самых высоких цен. Сокращение добычи в рамках сделки OPEC+ продлевается на весь 2021 год и составляет 7.7 млн. баррелей в сутки относительно уровня совокупной добычи участников сделки в октябре 2021 года. В 2022-2023 годах добыча OPEC+ плавно растет на 2 миллиона баррелей в сутки. В США в 2021-2023 годах уровень добычи остается на нынешнем уровне. Санкции против Ирана и Венесуэлы сохраняются. Ливия прекращает наращивать добычу. В случае комбинация данного сценария с оптимистичным сценарием спроса я ожидаю в 2021 – 2023 годах среднюю цену на нефть марки Brent $40 за баррель. При комбинации этого сценария с пессимистическим сценарием спроса я ожидаю в 2021 – 2023 годах среднюю цену на Brent $30 за баррель.

Видео Почему падает нефть и что ждать России

Сокращение добычи OPEC+ с января 2021 года составляет 5.8 млн. баррелей в сутки, а с января 2022 года возвращается к уровню января 2021 года. Санкции против Ирана и Венесуэлы сохраняются, а добыча в Ливии не увеличивается. Тогда, если выполняется оптимистичный сценарий спроса, то я ожидаю среднюю цену на Brent в 2021 – 2023 годах $35 за баррель. В случае пессимистического сценария спроса – $25 за баррель.

Снятие санкций с Ирана и Венесуэлы. На мой взгляд, этот сценарий практически неизбежен в случае, если президентом США будет избран Джо Байден. Он защищает «ядерную сделку», которая была заключена с Ираном в бытность Байдена вице-президентом США и намерен к ней вернуться. Что касается Венесуэлы, то Николас Мадуро несомненно является идейно близким для левого крыла Демократической Партии США. Кроме того, санкции могут быть сняты из гуманистических соображений: экономическое положение в Венесуэле крайне тяжелое. И вообще, новая администрация будет склонна отменять решения предыдущей. Просто из принципа. Но даже если Дональд Трамп будет переизбран, санкции с Ирана и Венесуэлы могут быть сняты в случае, если Хаменеи и Мадуро пойдут на компромисс. А учитывая экономическое положение их стран, им в среднесрочной перспективе ничего другого и не остается. Этот сценарий добавит 3 млн баррелей на рынок и обессмыслит продолжение сделки OPEC+ (ожидать участия Ирана и Венесуэлы в ней не приходится – им очень нужны деньги). В результате, сделка OPEC+ развалится и каждый из участников будет «сам за себя». Я ожидаю, что комбинация этого сценария с оптимистичным сценарием спроса означает цену на нефть марки Brent $25 за баррель, а с пессимистичным – $15.

Итак, по моему скромному мнению, сценарии для средних цен на нефть марки Brent в 2021-2023 годах следующие:

Оцените статью
Торговля на фондовом рынке
Добавить комментарий