Статистика из КНР свидетельствует о замедлении роста экономики

Содержание
  1. Ограничение скорости: чем вызвано рекордное замедление экономики Китая за последние 28 лет
  2. В поисках компромисса
  3. Соседский торг
  4. «Изменения уже начались»
  5. Видео Экономика Китая в первой половине 2020 года
  6. Минимум за 27 лет. Темпы роста ВВП Китая замедляются, но главные трудности еще впереди
  7. В целевом коридоре
  8. Что скрывают цифры
  9. Сложности впереди
  10. Позиция властей
  11. В Китае замедлился рост экономики. Почему это важно для рубля
  12. Китайский синдром или коллапс экономики
  13. Основные моменты:
  14. «Черный лебедь» из Поднебесной
  15. Статистические данные
  16. Прогнозы ведущих рейтинговых агентств
  17. Китайский кризис обвалил мировые рынки
  18. Восстановление
  19. Видео Эксперты ждут замедления роста экономики Китая — economy
  20. Великое китайское замедление: риски растут
  21. Видео Замедление роста экономики Китая — economy
  22. Видео На форуме в Давосе договорились о причинах замедления роста экономики
  23. Видео Мировой Кризис: Статистика говорит о появлении рисков.

Ограничение скорости: чем вызвано рекордное замедление экономики Китая за последние 28 лет

Темпы роста экономики Китая опустились до минимума за последние 28 лет. Об этом в понедельник, 21 января, сообщило Государственное статистическое управление КНР. По подсчётам ведомства, в 2021 году ВВП страны вырос на 6,6% против 6,8% в 2021-м. Значение оказалось самым низким с 1990 года.

«Согласно предварительным данным, по итогам 2021 года объём ВВП Китая составил 90,03 трлн юаней (около $13,23 трлн). По сравнению с 2021 годом показатель увеличился на 6,6% и достиг целевой отметки 6,5%. В частности, годовой рост ВВП в I квартале составил 6,8%, во II — 6,7%, в III — 6,5%, а в IV — 6,4%», — говорится в официальном докладе государственного ведомства.

По сравнению с уровнями 2021 года рост китайской сельскохозяйственной отрасли замедлился с 3,9% до 3,5%, промышленности — с 6,6% до 6,2%, сектора услуг — с 8,2% до 7,7%, а розничных продаж — с 10,2% до 9%.

Как объяснил в беседе с RT руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов, торможение экономики КНР было вызвано тремя ключевыми факторами.

В первую очередь эксперт отметил истощение прежних драйверов роста — дешёвой рабочей силы, а также большого притока иностранного капитала и технологий. Кроме того, на сегодняшний день упали и объёмы оборота товаров на внутреннем рынке страны. При этом одной из главных причин экономического замедления азиатской республики стала торговая война с США.

«Многие производители в экономике КНР были ориентированы на американский рынок. Особенно это касается компаний на юге страны, которые на 40% работали на поставку товаров в США. В конечном итоге оказалось, что Китай увлёкся именно своим присутствием на внешних рынках и не особо сильно защищал общее состояние экономики», — рассказал Маслов.

В результате развязанного тарифного противостояния с Вашингтоном торговые показатели Пекина показали рекордное снижение в конце 2021 года. Согласно данным статистического управления КНР, в декабре экспорт из страны сократился на 4,4%, а объёмы импорта упали сразу на 7,6%. Значения стали худшими за последние два года.

«Китайская экономика в основном ориентирована на экспорт, а значит, на потребление в других странах. По данным МВФ, рост глобальной экономики имеет тренд на снижение, что негативно влияет на производственные мощности в Китае, которые имеют более высокий потенциал. Фактор замедления мировой экономики является ключевым и вызван торговой войной, брекситом и иными геополитическими и экономическими причинами», — рассказал RT старший аналитик ИК «Фридом Финанс» Вадим Меркулов.

В поисках компромисса

Напомним, ещё в начале 2021 года США обвинили КНР в незаконном получении американских технологий и интеллектуальной собственности. По версии администрации Белого дома, результатом действий Китая стал огромный торговый дефицит Штатов с азиатской республикой в объёме $375 млрд.

В мае страны договорились о мирном урегулировании конфликта, но американская сторона всё же решилась на развязывание полномасштабной торговой войны и обложила пошлинами в размере 25% и 10% половину китайского экспорта (суммой $250 млрд). В ответ Пекин ввёл тарифы (от 5% до 10%) на импорт американской продукции на $60 млрд, после чего Вашингтон пригрозил ввести пошлины на все поставки из Китая.

В ноябре две крупнейшие экономики мира вновь обменялись взаимной критикой на саммите АТЭС. В результате участникам форума впервые не удалось подписать итоговую декларацию. Впрочем, уже в начале декабря на саммите G20 в Аргентине Вашингтон и Пекин неожиданно для наблюдателей договорились о перемирии: США пообещали не повышать пошлины с 1 января 2021 года, и стороны условились за 90 дней заключить торговую сделку.

  • Встреча Дональда Трампа и Си Цзиньпина
  • Reuters
  • © Damir Sagolj

С 7 по 9 января государства провели двусторонние переговоры. По итогам прошедшей встречи официальный представитель Министерства коммерции Китая Гао Фэн заявил о достижении прогресса в решении структурных проблем торговли с США.

«Страны обязались продолжить борьбу с недобросовестными торговыми практиками, затрудняющими достижение торгового баланса. Данные комментарии легли в основу рыночных ожиданий, что США и Китай ещё до марта 2021 года смогут заключить двустороннее торговое соглашение», — пояснил в беседе с RT ведущий аналитик Amarkets Артём Деев.

Как ранее отмечали некоторые опрошенные RT аналитики, назревшее потепление в отношениях двух стран может быть нарушено арестом в Канаде финансового директора компании Huawei по запросу американских властей. Впрочем, в большинстве своём эксперты высоко оценивают вероятность заключения торговой сделки между государствами.

По словам Алексея Маслова, Пекин не заинтересован в дальнейшем усилении конфронтации и торговой войны. Как подчёркивает эксперт, на протяжении всего конфликта критика Китая в адрес США всегда оставалась умеренной, при этом Пекин в своих заявлениях «не превращал Вашингтон во врага». На этом фоне уже в скором времени стороны смогут прийти к компромиссу.

«Сегодня Китай начал наращивать закупки газа и нефти в США. Скорее всего, будут предоставлены преференциальные условия для американских компаний на территории Китая, а также увеличено число совместных американо-китайских предприятий в КНР. Таким образом, Китай готов пойти на определённые уступки, чтобы сохранить стабильность своей экономики», — пояснил Маслов.

Соседский торг

Как предположил Алексей Маслов, одновременно с усилением позиций американских компаний в Китае по результатам переговоров заметно возрастёт и конкуренция на рынках страны, особенно сырьевом. Это, в свою очередь, может несколько осложнить российско-китайские торговые отношения.

Напомним, по итогам 2021 года товарооборот России и КНР вырос на 27,1% и достиг рекордной отметки $107 млрд. Об этом ранее заявлял глава департамента статистического анализа Главного таможенного управления КНР Ли Куйвэнь.

В то же время Маслов отметил, что порядка 70% российского экспорта в республику приходится на углеводороды и продукцию деревообрабатывающей промышленности. Таким образом, увеличение поставок нефти, газа и СПГ из США может негативно сказаться на закупках российского сырья.

Вместе с тем, по оценке Вадима Меркулова, отрицательный эффект для России может оказаться небольшим. Так, по большей части закупка российских энергоресурсов по-прежнему остаётся для Китая наиболее выгодным и привлекательным вариантом.

«Китай уже увеличивал покупку американского СПГ в 2021 году, и это может произойти ещё раз. Однако на Россию это не окажет никакого влияния, поскольку российский газ намного дешевле из-за способа транспортировки», — пояснил Меркулов.

Более того, в последнее время Россия начала постепенно диверсифицировать свой товарооборот с КНР. По словам Алексея Маслова, некоторые российские компании, в том числе из сектора пищевой промышленности, уже сумели пробиться на китайский рынок и закрепиться на нём. В дальнейшем, как отмечает эксперт, по мере усиления конкуренции со стороны США России будет необходимо вырабатывать новые меры и подходы для расширения торговли с Китаем.

«Изменения уже начались»

Любопытно, что новость о рекордном замедлении китайской экономики не вызвала негативной реакции мировых инвесторов. Так, по итогам торгов 21 января азиатские биржи закрылись в плюсе. Гонконгский индекс Hang Seng вырос на 0,39%, до 27 196 пунктов, индикатор Шанхайской фондовой биржи SSE Composite — на 0,56%, до 2610 пунктов, а японский Nikkei прибавил 0,26% и составил 20 719 пунктов.

Как объяснил Вадим Меркулов, негатив от снижения темпов роста китайского ВВП был заранее учтён игроками рынков. Более того, инвесторы уже заложили в стоимость ценных бумаг благополучное завершение переговоров между США и КНР.

«Обе стороны пошли на компромисс. Представители США заявили о возможности отката уже введённых тарифов, а Китай — о разработке программы, в которой будет сформирован план по сокращению дефицита торгового баланса. Это является драйвером для роста большинства активов в январе 2021 года», — пояснил Меркулов.

В то же время Алексей Маслов не исключает, что даже при условии завершения торговой войны наблюдаемое сегодня экономическое торможение Китая может продолжиться ещё в 2021 и 2021 годах. Так, республике потребуется несколько лет для перестройки национальной экономики.

«Изменения уже начались. Китай очень серьёзно преобразовал свою налоговую политику. С начала 2021 года Госсовет КНР обнародовал меры, которые заметно снижают налоги. Кроме того, был повышен необлагаемый минимум по подоходному налогу как для индивидуальных граждан, так и для компаний, что должно перезапустить внутренний рынок — сделать присутствие капитала в стране более выгодным, нежели его вложение за рубеж», — рассказал Маслов.

Эксперт также добавил, что республика начала проводить более осторожную политику капиталовложений. На сегодняшний день КНР перестала инвестировать в рисковые проекты, а также в предприятия, которые не смогут давать доход в ближайшие семь лет. При этом на фоне общего тренда по либерализации экономики китайские предприниматели начали получать больше возможностей. Теперь компании, за исключением стратегических важных, могут самостоятельно принимать решения об инвестициях за рубеж и развитии отношений с другими странами.

«КНР диверсифицирует экономику, чтобы не повторилась ситуация, когда, например, удорожание поставок сои и фруктов из США вызвало заметный рост цен на эти товары в самом Китае. Республика сегодня заметно начала развивать отношения с государствами Юго-Восточной Азии, с Индией и создаёт ряд зон свободной торговли. Так, вывозимые из страны и поставляемые в Китай товары станут более дешёвыми для потребителей. Я думаю, что эти меры дадут отдачу не ранее чем через два года», — заключил Алексей Маслов.

Видео Экономика Китая в первой половине 2020 года

Минимум за 27 лет. Темпы роста ВВП Китая замедляются, но главные трудности еще впереди

Темпы роста экономики Китая во втором квартале этого года замедлились до рекордно низкого с марта 1992 года значения. Аналитики объясняют такую динамику давлением торговой войны с США, замедлением роста мировой торговли и нарастающим недоверием со стороны потенциальных инвесторов. Что скрывается за опубликованными цифрами и как проявит себя вторая экономика мира к концу этого года — эти и другие вопросы заставляют браться за голову экспертов по всему миру.

В целевом коридоре

В понедельник Государственное статистическое управление КНР подвело итоги первого полугодия: согласно опубликованным данным, темпы роста ВВП Китая в январе — июне составили 6,3%, при этом в первом квартале показатель достиг отметки в 6,4%, а во втором опустился до 6,2%.

China’s economy grew by 6.2 per cent in the second quarter of 2021, the lowest figure since records began in March 1992, but other data for June better than expected #China #GDP https://t.co/uihKwI71Cs pic.twitter.com/Xy6x2WdZ1Y

По словам аналитиков, такая динамика связана, прежде всего, с протекционистскими мерами Соединенных Штатов, которые продолжают охлаждать доверие потенциальных инвесторов и сдерживать рост мировой торговли.

Вместе с тем власти КНР утверждают, что снижение показателей — это вполне нормальное явление, которое связано с переходом от быстрых темпов роста китайской экономики к высококачественному развитию.

Опубликованные Госстатом данные ВВП находятся в целевом на этот год коридоре в 6–6,5% и по сравнению с показателями других стран остаются одними из самых высоких в мире.

Статистические данные за июнь выглядят довольно позитивно: объем промышленного производства вырос в шестом месяце на 6,3%. Розничные продажи увеличились на 9,8% и продемонстрировали максимальный прирост с марта 2021 года. Инвестиции в основные фонды ускорились на 5,8% при прогнозе в 5,5–5,6%, вложения в недвижимость выросли на 10,1% в годовом исчислении. Увеличились и розничные продажи, доходы населения, при этом величина располагаемого дохода (после уплаты налогов) на душу также демонстрировала стабильность.

Что скрывают цифры

Несмотря на, казалось бы, оптимистичную картину, некоторые эксперты по-прежнему сохраняют осторожность и скептицизм в отношении опубликованной статистики.

Западная пресса отмечает, что наряду с ростом инвестиций в недвижимость в апреле и мае текущего года в Китае наблюдалось сокращение продаж новых домов. В свою очередь увеличение объемов розничных продаж нередко связывают с ростом продаж автомобилей, которые на протяжении последних двух месяцев подстегивались скидками со стороны дилеров.

Старший экономист гонконгского подразделения банка HSBC Джулия Ван также не исключает, что китайские производители могли специально ускорить выпуск тех товаров (общей стоимостью $300 млрд), на которые США грозились ввести пошлины до саммита G20 в Осаке. «Эти факторы, вероятно, могли вызвать искажение ежемесячных статистических данных, — отметила Ван в комментарии гонконгской газете South China Morning Post. — Поэтому мы предпочитаем учитывать темпы роста ВВП Китая на уровне 6%, что демонстрирует скорее стабильность производства, а не его рост».

Сложности впереди

Аналитики утверждают, что главные трудности КНР еще впереди. По словам специалистов, Китаю необходимо «запастись терпением и набраться мужества», чтобы справиться с нарастающей неопределенностью в глобальной экономике и достичь целевых показателей роста по итогам этого года.

«Рост [ВВП] Китая может замедлиться до 6–6,1% во втором полугодии», — считает экономист финансовой корпорации Hwabao Trust Не Вэнь, чьи слова приводит агентство «Синьхуа». Он также указал на то, что снижение темпов «может продолжиться вплоть до середины 2021 года».

Эксперты отмечают, что с повышением в мае Соединенными Штатами пошлин с 10% до 25% в отношении китайских товаров на общую сумму в $200 млрд давление на экономику КНР возросло. «В июне как экспорт, так и импорт продемонстрировали снижение, предприятия теряют рабочие места», — цитирует «Синьхуа» слова главного экономиста отдела экономического прогнозирования Государственного информационного центра КНР Чжу Боаляна.

«Из-за глобального замедления [мировой торговли] и влияния торговой войны экспорт Китая будет продолжать падать», — отметил эксперт и добавил, что он не исключает «замедления темпов роста китайской экономики в следующем году до 5,8%».

Позиция властей

В сложившейся ситуации возникает вопрос: какие меры примет руководство страны для поддержания экономического роста. Несмотря на негативные настроения, власти утверждают, что «у Китая есть огромные возможности для необходимых корректировок в том случае, если эскалация торговых трений и неопределенность в глобальной торговле в ближайшие месяцы возрастут».

Как сказал премьер Госсовета КНР Ли Кэцян, Китай не намерен применять агрессивные методы для стимулирования экономики. В интересах страны придерживаться высококачественного развития, а также усиливать открытость КНР миру.

По словам Ли Кэцяна, Китай продолжит проводить активную бюджетную политику, нейтральную денежно-кредитную политику и политику в области занятости, эффективно использовать инструменты антициклического регулирования и проводить необходимые корректировки тогда, когда это требуется. КНР также активизирует усилия в области реформ и открытости для создания рыночной и международной бизнес-среды, что, как указал премьер, необходимо для повышения инвестиционной привлекательности страны.

«Мы не намерены применять стимулирующие меры, подобные наводнению, — указал Ли Кэцян. — Наоборот, мы будем придерживаться «точечного орошения» [стимулирования экономического роста], что будет отвечать цели качественного развития китайской экономики».

В Китае замедлился рост экономики. Почему это важно для рубля

Китай, вторая экономика мира, теряет темпы роста, констатируют аналитики. В стране падают продажи автомобилей: уже нет никаких +30% прироста к цифрам прошлого года, как это было еще в 2021 году. В 2021 году только два месяца из семи продажи превышали 5% год к году, а последние два месяца, по данным China Association of Automobile Manufacturers (CAAM), продажи и вовсе падают по сравнению с показателями лета 2021 года.

Чем плох медленный рост

В начале августа индексы деловой активности опустились ниже 51 балла. Уровень в 50 баллов — критическая черта, которая отделяет рост от падения.

Валюта и рынки тоже слабеют. Индекс промышленных предприятий КНР Shanghai Composite потерял с максимума, достигнутого в январе, более 20%. Юань за это время подешевел на 8%. В последние три месяца юань стал худшей валютой Азии с точки зрения динамики.

Снижается и кредитование. В отчете от 13 августа экономист по Китаю из компании Capital Economics Чанг Лю написал, что рост всех видов кредита составил 11,4% в июле год к году (против 11,7% в июне) — это самый низкий прирост с 2005 года. На первый взгляд эти цифры не выглядят как торможение, но надо иметь в виду, что кредиты — это мотор роста китайской экономики, на кредитах держатся все экономические чудеса.

Уже 14 августа были опубликованы статистические данные, которые это утверждение доказывают. Темпы роста инвестиций в основной капитал снизились (а это основа роста в будущем), объемы промышленного производства не изменились. Рост потребительских расходов ощутимо не дотянул до ожиданий.

Что происходит с юанем

Экономисты предупреждают, что торможение это в некотором роде рукотворное. Юань снижался после того, как китайские власти уменьшили требования к резервам в банках. Путем такого высвобождения связанных в Народном банке Китая средств власти серьезно увеличили ликвидность . Многие аналитики считают, что это было сделано намеренно — чтобы подешевевший юань помог преодолеть последствия торговых войн и подстегнул экспорт.

Снижение показателей экономической активности — это первые заметные последствия борьбы китайских экономических властей с кредитным перегревом. Например, резко сократились проекты региональных властей, реализуемые на кредитные деньги. Падает и так называемое «теневое» кредитование.

Чем это грозит России

По мнению Чанга Лю, Народный банк Китая будет вынужден снижать ставки, чтобы вернуть темпы роста к прежним значениям. Власти недавно уже объявили, что увеличат инфраструктурные расходы. Обещаны и налоговые послабления.

Впрочем, результатов нового подстегивания экономического роста не стоит ждать раньше середины следующего года, предупреждают экономисты.

Торможение экономического роста чревато многими проблемами. Главная опасность — долговая пирамида на рынке недвижимости. Кредитование покупки недвижимости — единственный показатель, темпы роста которого, как показывает отчетность, не собираются затихать.

Попытки отрегулировать качество долгов — это ремонт двигателя прямо на ходу. Одно неверное движение — и долговые пирамиды могут начать рушится. Чтобы появились проблемы, Китаю вовсе не нужна рецессия . Для жителей страны, большинство которых родилось и выросло при темпах роста около 8-10% и трехпроцентный рост покажется катастрофой.

Если дальнейшее торможение снизит темпы роста второй экономики мира, это может иметь серьезные последствия для развивающихся стран. Могут дрогнуть азиатские экономики, многие из которых сильно завязаны на Китай.

Снижение роста Китая может привести с падению цен на многие сырьевые товары, как уже произошло с медью. Для России это может означать дальнейшее снижение роста российской экономики. На 2021 год планы и так-из-за введения НДС — снижены до уровней ниже 1% прироста ВВП. Падение цен на сырье (например, нефть) может отправить российскую экономику обратно в рецессию.

Термин, обозначающий вероятность быстрой продажи активов по рыночной или близкой к рыночной цене. Макроэкономический термин, обозначающий значительное снижение экономической активности. Главный показатель рецессии – снижение ВВП два квартала подряд.

Китайский синдром или коллапс экономики

Основные моменты:

«Катастрофический коллапс и рецессия» — так охарактеризовал текущее состояние китайской экономики главный экономист аналитического центра Nomura Тинг Лу.

Правительство Поднебесной предпринимает невероятные усилия, чтобы сдержать эпидемию коронавируса. В начале года более 60 млн. человек были отправлены на карантин, большая часть промышленных предприятий замерли. Экономика страны, которая и до эпидемии испытывала определенные трудности, оказалась перед лицом жестоких испытаний.

Все это происходит на фоне замедления глобального роста, которое наблюдалось в 2021 году. Мировая экономика росла самыми медленными темпами с 2008−2009 годов. В большинстве ведущих экономик мира наблюдались процессы, свидетельствующие о проблемах роста. Сокращались объемы производства в Германии, Франции, Японии. Экономика США оказалась более устойчивой, однако ВВП в 2021 имел самые низкие темпы роста с 2021 года.

Рост ВВП Китая в четвертом квартале 2021 года составил 6%, это самые медленные темпы с 1992 года.

«Черный лебедь» из Поднебесной

Разразившаяся эпидемия нового коронавируса нанесла серьезный удар по экономике Китая, а затем начала расширяться на другие страны и регионы, неся потрясения и панику.

Эксперты сравнивают эпидемию с событиями 2003 года, когда в Китае произошла вспышка атипичной пневмонии SARS. Тогда китайская экономика практически не пострадала. Эпидемия была краткосрочной, а экономика Китая находилась на рекордных темпах роста. Реальный ВВП Поднебесной в 2003 году вырос на 10%, тогда как мировая экономика продемонстрировала рост всего на 4,3%.

Сейчас ситуация выглядит совсем иначе. Доля Китая в мировом ВВП выросла до 19,7%, по сравнению с 8,5% в 2003 году. Поэтому сбой в такой крупной экономике существенно повышает риск глобальной рецессии, учитывая общемировые тенденции.

Остановка предприятий на территории Китая нарушила цепочки поставок, что нанесло удар по глобальной экономике. Китай играет важнейшую роль в мировой производственной кооперации. Карантинные меры нарушают производственные и снабженческие связи, что мешает восстановлению производства, срывает поставки сырья и сбыта продукции.

Китай — важнейший игрок в азиатском регионе и является основным источником спроса. Япония и Корея в начале 2021 года уже страдают от снижения объемов торговли.

Дефицит китайского спроса оказывает давление на экономику Европы и США, поскольку Поднебесная является для них крупнейшим импортером.

Последствия китайского коронавируса уже имеют негативные проявление в различных секторах, и предсказать их в полном объеме не берется ни один эксперт . Организация экономического сотрудничества и развития называет вирус наибольшей опасностью для мировой экономики после финансового кризиса.

Международное энергетическое агентство отмечает снижение глобального спроса на нефть и прогнозирует, что падение будет сильнейшим за десять лет. Китай является крупнейшим импортером нефти в мире. Сбои в производственных циклах, перевозках оказывают давление спрос.

Закрытие заводов на вынужденные каникулы затрагивает компании по всему миру, включая таких гигантов как Apple и Nissan.

Foxconn, производственный партнер Apple в Китае, сталкивается с остановкой производства.

Крупнейшие предприятия автопрома, включая Nissan и Hyundai, временно закрыли заводы за пределами Китая , потому что нарушена поставка запчастей и комплектующих.

Доходы авиакомпаний падают из-за отмены рейсов. Международная организация гражданской авиации ИКАО прогнозирует снижение глобальных доходов на 4-5 миллиардов долларов.

Китайский коронавирус ударил по туристической отрасли. Отменяются спортивные мероприятия, выставки, деловые форумы.

Статистические данные

Официальная макростатистика в Китае в феврале оказалась хуже, чем можно было предположить.

Индексы деловой активности PMI обрушились до исторических минимумов, пробив «дно» кризиса 2008 года.

Индекс деловой активности в производственном секторе Китая Caixin упал до 40,3 в феврале, самого низкого уровня с начала исследования в апреле 2004 года. Экспортные продажи обрушились в связи с ограничениями доставки и отменой заказов.

Индекс деловой активности Caixin China General Services упал до рекордно низкого уровня в 26,5 в феврале 2021 года с 51,8 в предыдущем месяце на фоне закрытия компаний и карантинных ограничений. Новые заказы, экспорт и занятость резко обрушились до минимума за всю историю наблюдений.

Эксперты говорят, что даже во времена кризиса 2008 — 2009 годов индексы деловой активности не падали до таких уровней.

Главный экономист Oxford Economics по Азии Луис Куиджс отмечает, что Китай имеет не так много механизмов, чтобы стимулировать экономику. Субсидирование и снижение налогов увеличат давление на бюджет, дефицит которого превысил 3% ВВП, ч то является рекордом за последние 10 лет.

Обеспеченность национальной валюты золотовалютными резервами находится на рекордно низких уровнях 11%. Накопленный в экономике долг составляет 300% от ВВП.

Стимулировать кредитование проблематично. Дополнительная эмиссия имеет повышенные риски девальвации.

Прогнозы ведущих рейтинговых агентств

Старший макроэкономический аналитик Bank of China International Бингнан Й. прогнозирует снижение роста ВВП до 2-3% в первом квартале и до 5% по итогам 2021 года.

Правительство Китая прогнозирует, что темпы экономического роста упадут на 1 процентный пункт в 2021 году.

Экономисты Citigroup пересмотрели свой прогноз роста экономики Китая в сторону уменьшения с 5,8% до 5,5%. Они считают, что негативное влияние будет сосредоточено в первом квартале 2021 года, а смягчение экономического шока и поддержание социальной стабильности будут зависеть от шагов правительства.

Economist Intelligence Unit прогнозирует снижение роста реального ВВП в 2021 году на 0,5 — 1 процентного пункта от базового прогноза в 5,9%. Карантин снижает деловую активность, — отметил аналитик Имоджен Пейдж-Джарретт. Он также считает, что при затяжном течении эпидемии рост расходов на здравоохранение для местных органов власти ограничит возможности для расходов в других областях.

Mizuho понизило прогноз с 5,9% до 5,6%.

Эксперты агентства говорят, что потери могут быть гораздо больше, так как путешествия, торговля и экономическая деятельность сталкиваются с большим масштабом сбоев.

Moody’s оставило прогноз на 2021 год на уровне 5,8% без изменений.

Специалисты рейтингового агентства считают, что структура роста изменится из-за влияния эпидемии на потребление в первом квартале.

UBS снижает прогноз с 6% до 5,5%.

Специалисты отмечают эффективность агрессивных мер правительства Китая по сдерживанию распространения вируса, включая карантин, а также превентивные меры в других странах, такие как отмены рейсов и пограничный контроль. Обратная сторона заключается в том, что «эти меры будут способствовать краткосрочному негативному экономическому шоку в результате сокращения потребительского спроса и нарушения цепочки поставок».

Аналитики Bank of America прогнозируют рекордно низкий рост мировой экономики с кризиса 2009 года — 2,8%. Даже при самых оптимистичных сценариях глобальный ВВП потеряет 0,3%, или 240 млрд. долларов.

Старший аналитик Markets.com Нил Уилсон говорит, что главным драйвером становится страх. «Если у нас будет карантин в Лондоне или Париже или крупная вспышка в Нью-Йорке или Сан-Франциско, трудно представить, как глубоко все может свалиться».

Китайский кризис обвалил мировые рынки

Китайский коронавирус «больно ударил» по фондовым биржам мира.

Фондовые рынки рухнули в последнюю неделю февраля. Американские индексы обвалились на 11 — 12%. Такого шока биржи США не испытывали со времен финансового краха 2008 года . По оценкам специалистов мировые фондовые рынки потеряли около $ 5 трлн. (£ 3,9 трлн.) своей капитализации.

Паника перекинулась на рынки Европы и Азии. В последнюю торговую сессию февраля азиатские индексы провалились на максимальную за 16 месяцев величину. Nikkei 225 упал на 3,67%, китайский биржевый индекс Shanghai Composite упал на 3,71%, гонконгский Hang Seng — на 2,42%, Kospi — на 3,3%. Акции Sony подешевели на 3,9%, Hitachi — на 5,8%.

Торги в Европе находились под влиянием панических распродаж. Сводный индекс Stoxx Europe 600 за неделю обвалился более чем 12%, что стало антирекордом с 2008 года.

DAX упал на 5,05%, CAC 40 — на 4,54%, британский FTSE 100 — на 4,42%.

Фьючерсы на нефть марки Brent пробили отметку 50 долларов за баррель впервые с декабря 2021 года, с начала года нефтяные котировки просели уже на 24%.

Распродажи на мировых фондовых биржах и падение цен на нефть обвалили индексы Московской биржи — РТС упал на 5,13%. За последнюю неделю февраля крупнейшие компании России, входящие в индекс, суммарно потеряли почти 18 млрд. долларов капитализации. Подробнее о ситуации на биржах мира в феврале.

Падение происходит во всех секторах, происходит перетекание активов в золото и акции золотодобывающих компаний. Торговля золотом Бегство из рублевых активов в доллар привело к снижению курса российской валюты.

«Нефть уже в опасном для российского бюджета диапазоне», — констатирует директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов. Приемлемый уровень находится на отметке 42,4 доллара. А исходя из последних событий “Черного понедельника” и “Черного четверга” мы видим, что за баррель Brent дают чуть более 30 долларов.

Это очень давит на рубль и рынок российского госдолга. Распродажи коснулись ОФЗ и валютных обязательств правительства РФ.

«Идет всеобъемлющий выход из всех рисковых активов», — говорит начальник отдела продаж на долговых рынках ФГ «БКС» Марат Сорокин. «Синхронно падают практически все фондовые рынки, сырье, валюты emerging markets».

Китайский коллапс перестает быть только китайским, а расползается по всем странам и континентам.

Восстановление

Глава госкомитета по развитию и реформам КНР Цун Лян заявил, что постепенно возобновляют работу производители лекарств и медицинских изделий, энергоносителей, продуктов питания, логистические и транспортные компании.

Более 95% контролируемых центральным правительством компаний в ключевых секторах, как нефть, связь, энергетика и транспорт, работают. Поставки газа, электричества и нефтепродуктов чиновник оценил как достаточные.

В отчете Национального бюро статистики говориться, что на 26 февраля 85,6% предприятий восстановили производственную активность. Но теперь риски растут с другой стороны, так как вирус начал распространяться в странах, которые являются ключевыми партнерами Китая — Южной Корее, Японии, Европе и США.

Одним из недооцененных источников восстановления является быстрое развитие цифровой экономики Китая. Эксперты оценивают долю продаж через Интернет более 25% всех розничных продаж в Китае, некоторые аналитики оценивают ее в 35,3%. Системы мобильных платежей в Китае развиваются самыми быстрыми темпами в мире. Сфера применения и эффективность цифровых технологий расширяются очень активно.

Возобновляют частично работу Volkswagen, Hyundai, Caterpillar.

Airbus, европейский производитель самолетов, заявил, что завод в Тяньцзине возобновил сборку самолетов, одновременно осуществляя необходимые меры по охране труда и технике безопасности.

Уже очевидно, что китайский кризис поставил мировую экономику перед дилеммой — вводить новые карантинные мероприятия и поставить мировой бизнес на грань коллапса, либо признать карантин неэффективным, тогда продолжится рост числа заболевших.

Торговля на финансовых рынках сопряжена с высокими рисками. В это время особенно важны дисциплина и грамотный подход к торговле. Всему этому вы научитесь на Живом Семинаре Александра Герчика в Москве (18-22 июня). Регистрируйтесь пока есть свободные места.

А если боитесь коронавируса — можете пройти Дистанционный Курс «Трейдинг от А до Я за 60 дней» , который является выжимкой из более чем 20-ти летнего опыта Александра Михайловича.

Не паникуйте и удачных всем сделок!

Видео Эксперты ждут замедления роста экономики Китая — economy

Результаты в трейдинге индивидуальны и зависят от опыта и личной дисциплины. Улучшить свои навыки и дисциплину можно на нашем Дистанционном Курсе: «Трейдинг от А до Я за 60 дней»

Подписывайся на рассылку!

которую можно будет настраивать из личного кабинета

Великое китайское замедление: риски растут

Вопрос о том, насколько глубоко экономика Китая может пострадать из-за торговой войны с США, становится основным для международных инвесторов в последние месяцы. Это связано с тем, что растет беспокойство по поводу эскалации торговой войны, и если ранее Китай делал ставку на рост потребления для стимулирования экономики, то сейчас риски ослабления юаня существенно выросли. Рынки обеспокоены и тем, какой будет реакция американской валюты – в прошлом доллар выигрывал в случае роста мировой нестабильности, но сейчас капиталы могут начать поиск других активов для ухода в «тихую гавань».

Потери Китая от 25%-ой пошлины на $250 млрд экспорта в США могут составить до 0,6% ВВП

Если ранее возникали сомнения относительно того, готов ли президент США Дональд Трамп решительно действовать в вопросе торговой войны с Китаем, о чем мы писали ранее в своих публикациях; то, судя по последним событиям, ситуация развивается по негативному сценарию. Так, в понедельник Трамп объявил о введении с 24 сентября 10%-ой пошлины на $200 млрд китайских товаров (это около 40% всех экспортируемых в США товаров). Кроме того, с января 2021 г. ставка по этим пошлинам может быть увеличена до 25%-ой, если Китай не пойдет на уступки в торговой войне. Это означает, что риск усиления торгового конфликта растет. В таких условиях неудивительно, что на повестку дня вновь выходят оценки масштаба потерь экономики Китая от пошлин. Так, по оценкам, ранее введенные 25% тарифы на $50 млрд китайских товаров будут стоить около 0,1-0,2% ВВП Китая, а с учетом новых введенных пошлин еще на $200 млрд товаров оценки потерь Китая увеличиваются до 0,4-0,6% ВВП, что уже выглядит серьезным вызовом для китайской экономики. Однако немаловажно то, что торговые ограничения не являются единственной возможной линией давления США на Китай. Как мы уже упоминали ранее, одной из причин возникновения торговой войны между Китаем и США является желание ограничить технологический потенциал Китая. Действительно, в последние годы Китай активно наращивал вложения как в США в целом, так и в Силиконовую долину, в частности: так, к 2021 г. прямые инвестиции Китая в США достигли рекордного значения в $46 млрд против в среднем $10 млрд в 2021-2021 г., при этом на долю США приходится 30% всех прямых инвестиций Китая за рубеж (см. Рис. 1).

Рис. 1: Инвестиции Китая в США, млрд $ и % всех инвестиций за рубеж

Источники: China Investment Monitor, Альфа-Банк

Немаловажен тот факт, что примерно 1/3 всех инвестиционных проектов Китая в США – это вложения в биотехнологии и компьютерные технологии, что позволяет Китаю внедрятся в наиболее продвинутые американские индустрии. Формально объем инвестиций перестал так быстро расти с 2021 г., когда и правительство Китая, и США ужесточили каждый со своей стороны контроль за инвестиционнымипотоками. Но несмотря на то, что общая сумма прямых инвестиций Китая в США снизилась до $29 млрд в 2021 г., кол-во сделок по инвестициям в технологии практически не изменилось – в 2021 г. их было 46 против 50 в 2021 г., а их сумма даже выросла, составив $5 млрд в 2021 г. против $4 млрд в 2021 г. (см. Рис. 2). Эти цифры вполне могут стать причиной для того, чтобы предстоящая встреча Д.Трампа и Си Цзиньпина в ноябре прошла по жесткому сценарию, сигнализируя о дальнейшем ужесточении конфликта и, тем самым, стимулируя опасения на рынке о возможном мировом кризисе в ближайшие годы.

Видео Замедление роста экономики Китая — economy

Рис. 2: Инвестиции Китая в технологический сектор США

Источники: China Investment Monitor, Альфа-Банк

Давление США на Китай становится спусковым крючком и для других стран, недовольных избыточной активностью Китая. Проблемы Китая связаны не только с торговой войной. В августе премьер-министр Малайзии заявил об отмене строительства ряда ранее запланированных инфраструктурных проектов Китая в стране, в частности строительства системы железнодорожных дорог, оцениваемых более чем в $20 млрд. Данное решение было принято в связи со слишком высоким уровнем зависимости страны от Китая, особенно в части внешних заимствований. Такая инициатива Малайзии стала не первым случаем недовольства Китаем. Ранее правительства Таиланда, Шри-Ланки, Непала также остановили, сократили или пересмотрели совместные проекты с Китаем. На этом фоне неудивительно, что, чтобы вновь укрепить позиции, в начале сентября Си Цзиньпин заявил о желании инвестировать в страны Африки примерно $60 млрд. Тем не менее, финансируемые там проекты – например, строительство ГЭС в Эфиопии, так же как и ряд азиатских проектов, продолжают вызывать недовольство международной общественности. Например, недавно МВФ предупредил правительство Лаоса о том, что строительство железной дороги между Китаем и Лаосом стоимостью около $7 млрд может поставить страну в условия долгового кризиса, т.к. проект стоит почти как ½ ВВП страны, а внешний долг Лаоса уже превысил 50% ВВП по итогам 2021 г. – максимальное значение с 2007 г.

Меры поддержки экономики Китая выглядят ограниченными, в изначальном варианте – стимулирование потребления…

В сложившихся условиях, когда внешняя среда становилась все более враждебной, неудивительно, что экономические власти Китая разрабатывали меры поддержки для экономики. Замедление роста экономики Китая не новый вызов — эксперты ждали замедления до 6,3-6,5% г/г в 2021 г. и до 5,3-6,0% г/г в 2021-2025 гг. и до торгового конфликта с США – но сейчас эти риски усиливаются. Изначально правительство рассчитывало стимулировать потребление, в частности за счет снижения подоходного налога. Такая мера выглядит достаточно безболезненной для бюджета страны, так как на долю подоходного налога в суммарных налоговых доходах бюджета Китая приходится всего 8% против в среднем 25% в прочих странах (см. Рис. 3). В то же время варианты прочих стимулирующих мер довольно ограничены: использование кредитного рычага выглядит нереалистичным. Даже сейчас рост кредитного портфеля составляет около 10% г/г и кредитный гэп, то есть отклонение кредитного роста от равновесного, продолжает расти. Кроме того, и провести налоговый маневр для компаний, как это сделали в США, Китаю также проблематично, т.к. в последние годы он и так уже устойчиво снижает налоги для ряда сегментов бизнеса. По оценкам правительства Китая, данные инициативы уже позволили компаниям сэкономить более $60 млрд ежегодно за последние 5 лет, а дальнейший эффект выглядит ограниченным, уже в 2021 г. эффект снизится до $40 млрд.

Видео На форуме в Давосе договорились о причинах замедления роста экономики

Рис. 3: Доля подоходного налога в налоговых доходах бюджета страны, %

Источники: ОЭСР, Альфа-Банк

…в новом сценарии – это ослабление курса

Однако теперь в условиях усиления торговой конфронтации с США, вариант стимулирования потребления выглядит малоэффективным. У Китая, скорее всего, остается вариант только следовать по пути дальнейшего ослабления юаня. И, судя по всему, теперь этот сценарий становится базовым, т.к. в отличие от 2021-2021 гг., когда Китай потратил из своих резервов около $800 млрд, что позволило вывести курс юаня на уровень 6,1 $/юань с 6,6 $/юань (см. Рис.4), в этот раз Народный банк Китая не проводит масштабных интервенций, резервы сохраняются уже более года на уровне $3,1 трлн, хотя курс ослаб почти на 10%. Пока рынок придерживается мнения, что НРК не проводит интервенций из-за того, что курс не вышел за пределы негласно установленного коридора движения, но нельзя исключать, что политика невмешательства будет проводиться и при более сильном движении курса.

Рис. 4: Резервы НБК, $ млрд и курс $/юань

Источники: Bloomberg, Альфа-Банк

Видео Мировой Кризис: Статистика говорит о появлении рисков.

Ослабление юаня будет подогреваться беспокойством по поводу статистики Китая

Дополнительным фактором давления на курс юаня может стать еще и сохраняющееся беспокойство по поводу макроданных по Китаю. Это связано не только с тем, что ряд последних месяцев они оказывались хуже ожиданий, но и с тем, что Национальное бюро статистики Китая достаточно часто производит пересмотр данных. Результатом такого пересмотра стало то, что на рынке возникли опасения по поводу того, что даже последние слабые данные излишне завышены и фактически ситуация в экономике Китая еще хуже, чем кажется. Так, если официальная статистика говорит о том, что розничная торговля Китая в июле выросла на 8,8% г/г, то, по расчетам экспертов, эта цифра значительно скромнее – всего 3,8% г/г. Что касается оптовой торговли, то тут оценки еще хуже: официальный рост составляет 10% г/г в июле, а оценки экспертов говорят о сокращении на 12% г/г. Хотя официально Национальное бюро статистики Китая говорит о том, что пересмотр данных призван улучшить качество статистики, эти цифры вызывают на рынке опасения, что экономика Китая уже замедляется на фоне торговой войны с США.

Эксперты, по-прежнему, расходятся во мнении касательно дальнейшей динамики доллара

Замедление экономического роста в Китае, вероятность которого все сильнее возрастает, не пройдет бесследно для мировых рынков. Традиционно в моменты кризисов увеличивается аппетит инвесторов к безрисковым активам, иными словами к доллару США. Однако так было в условиях, когда доллар имел значительную премию как резервная валюта. Теперь отношение к доллару крайне неоднозначное – с одной стороны, растущий дефицит бюджета и дефицит счета текущих операций США, которые не могут быть снижены, фундаментально означают ослабление доллара и в какой-то степени объясняют, почему в последние месяцы движение в паре доллар-евро носило лишь ограниченный характер. Кроме того, неопределенность в дальнейших действиях Д.Трампа ставит под сомнения уверенность в США как в гаранте мировой стабильности. С другой же стороны, все будет зависеть от масштаба кризиса в Китае и его последствий для других рынков – Китай все же игрок достаточно крупный, чтобы кризис в его экономике не прошел незамеченным; на его долю приходится более 18% в мировом ВВП. В условиях растущей неопределенности как по Китаю, так и по США, вполне вероятно, что инвесторы могут предпочесть другую «тихую гавань». Иными словами, наше ожидание по ослаблению доллара от текущих уровней до 1,2-1,3 евро/$ по-прежнему в силе в рамках сценария контролируемой эскалации торговой войны. Если же США и Китай решат еще сильнее эскалировать ситуацию, то американская валюта может опять оказаться безальтернативным инструментом.

Подпишитесь на нашу рассылку, и каждое утро в вашем почтовом ящике будет актуальная информация по всем рынкам.

Оцените статью
Торговля на фондовом рынке
Добавить комментарий