НЕФТЯНОЙ ШОК чем он грозит России

НЕФТЯНОЙ ШОК: чем он грозит России?

Стремительно снижающиеся цены на нефть, а также падающий курс российского рубля, вкупе с ускоряющейся продовольственной инфляцией стали поводом для волны спекуляций на тему приближающегося экономического коллапса. Мы попытались дать свою оценку основным угрозам, которые так тревожат общественное сознание.

К удивлению обнаружилось, что макроэкономические шоки, с которыми придется столкнуться экономике, на самом деле не столь трагичны, хотя и касаются самых важных сфер, без порядка в которых немыслимо макроэкономическое равновесие. Падение цен на нефть и отток капитала ухудшают состояние платёжного баланса, а также заставляют тревожно взглянуть на состояние бюджета, доходы которого, как известно, где-то на 50% формируются от продажи энергоносителей. Однако, это все преодолимые трудности.

Попробуем обосновать эту позицию цифрами. Согласно данным Счетной палаты Российской Федерации бюджет на 2021 год формировался исходя из среднегодовой цены на нефть марки Urals в 101 доллар за баррель. Стоимость Urals во многом зависит от европейского эталонного сорта Brent, к которому она традиционно торгуется с дисконтом в 2-3 доллара. Следовательно, российский бюджет планировался при среднегодовой цене на Brent в размере 103-104 доллара за баррель.

На 10 октября 2021 года среднегодовая цена Brent, рассчитанная по контрактам с ближайшим сроком экспирации, составляет 106,22 доллара. Т.е. можно отметить, что бюджет пока исполняется профицитом. Даже если предположить, что баррель до конца года будет торговаться в районе 85 долларов, то среднегодовая цена составит 99,83 по Brent или около 97 долларов по Urals, что всего на 4 доллара ниже заложенного в бюджет параметра.

Опять-таки по данным счетной палаты снижение цены на нефть марки Urals на 1 доллар США может привести к снижению доходов федерального бюджета на 60 – 63 млрд. рублей. Следовательно, в таком случае, он не досчитается 420-441 млрд. рублей.

Это совсем небольшая сумма для того чтобы волноваться по поводу возможности исполнения бюджета, а если учесть, что девальвация рубля компенсирует падение выручки от продажи нефти, то беспокоится вообще нет повода.

По оценкам Министерства финансов снижение курса рубля против доллара на один рубль увеличивает доход бюджета на 180 млрд. рублей. Для расчетов в бюджете 2021 году курс национальной валюты принимался на уровне 35 рублей за доллар. С момента начала падения нефти российская валюта подешевела против доллара на 5 рублей. Если курс задержится до конца года выше отметки 40,00 рублей за доллар, то среднегодовое его значение составит почти 37,00 рублей, что даст бюджету дополнительный доход в размере 360 млрд. рублей, практически полностью нивелировав потери от снижения цен на нефть.

Итак, угроз для бюджета 2021 нет. А что будет, если цены, например, закрепятся в области 80 долларов за баррель на весь 2021 год?

Предположим, что бюджет будет исполняться в том же рублевом объеме. Тогда он не досчитается около 1,3 трлн. Сумма действительно существенная. Однако, для полной компенсации этой потери, достаточно среднегодового курса на уровне 42,2 рублей за доллар. Если учесть, что мы уже достигли отметки 40 рублей, то требуется еще ослабление всего где-то на 5%. В области 42-44 рубль станет привлекательным объектом для долгосрочного инвестирования.

Мы полагаем, что в свете обостряющихся противоречий внутри ОПЕК и из-за замедления мировой экономики цены на нефть могут достичь отметки 80 долларов за баррель, но далее их снижение станет угрозой для сланцевых проектов в США и Канаде и сокращению предложения. Соответственно в случае достижения отметки 80 долларов контракты могут быть интересными для инвестиций в рост с целевым уровнем 90-95 долларов за баррель с временным горизонтом до конца четвертого квартала 2021 года и уровнем фиксации убытка 69,90 доллара.

Очевидно, что бюджеты 2021 и 2021 способны пройдет через шок от изменения стоимости нефти и не создадут угроз для макроэкономической стабильности. Главным гарантом поддержания равновесия выступает девальвация национальной валюты. При этом она также и мощный фактор для стимулирования сокращения объемов импорта и повышения конкурентоспособности отечественных производителей во всех секторах, что делает привлекательными инвестиции во внутреннее производство. Другое дело, что дешевых денег в экономике практически нет, но это уже обсуждение факторов роста, но никак не выживания экономической системы.

Касательно платежного баланса стоит отметить, что девальвация и санкции положительно сказались на его общем состоянии. За первые три квартала 2021 года положительное сальдо счета текущих операций удвоилось, в то время как дефицит финансового счета, увеличивающийся из-за дополнительного оттока капитала, является величиной непостоянной. При этом Россия по-прежнему является обладателем четвертых в мире золотовалютных резервов, покрывающих годовой объем импорта товаров и услуг, что создает колоссальную подушку безопасности. А ослабление курса национальной валюты является мощным фактором для дальнейшего снижения импорта. Соответственно пока, при продолжающемся падении курса и без формирования дефицита платежного баланса по факту, говорить о проблемах платежного баланса будет, по меньшей мере, преждевременным.

Безусловно, российская экономика сталкивается с серьезными вызовами от снижения цен на нефть, но подобного рода шоки – это также и шанс для того чтобы двинуться в сторону устранения ее моноструктурности и повышения устойчивости.

Валерий Полховский, старший аналитик ГК FOREX CLUB

Для того, чтобы не пострадать от нестабильности российской экономики нужно использовать снижение курса рубля для заработка. Сделать это просто, открыв счет в Группе компаний FOREX CLUB.

Что будет с рублем и экономикой России из-за обвала цен на нефть

Что произошло с нефтью и рублем

Крах договоренностей ОПЕК+ о сокращении нефтедобычи привел 9 марта к сильнейшему с 1991 года однодневному падению цен на нефть Brent, от которых напрямую зависит состояние российской экономики. На минимуме стоимость фьючерсов на нефть марки Brent с поставкой в мае опускалась в понедельник, 9 марта, до отметки $31,02 за баррель, что почти на 31,5% ниже уровня закрытия торгов 6 марта. Таким образом, нефть вернулась на уровни начала 2021 года. Правда, тогда ситуация была еще хуже: баррель Brent опускался ниже $30 впервые с 2004 года.

К закрытию торгов 9 марта нефтяные котировки несколько увеличились, в результате по итогам дня цена барреля Brent составила $34,36 (+10% к минимуму дня). 10 марта стоимость Brent продолжила расти, на пике стоимость барреля поднималась до $37,38.

На фоне падения нефтяных котировок курс доллара к рублю на международном внебиржевом рынке Forex (валютные торги на Мосбирже 9 марта были закрыты в связи с выходным днем) подскочил на 8,6%, до 74,5 руб. После открытия 10 марта биржевых торгов стоимость доллара на Московской бирже взлетела до 72,99 руб. (+6,44%), евро — до 85 руб. (+9,66%). Однако затем курс рубля скорректировался, к 11:30 мск стоимость доллара на Московской бирже составляла 72,02 руб., евро — 81,98 руб.

Как долго нефтяной рынок будет на дне

Пока не ясно, сколько продлится период, когда цены на нефть будут ниже $40. Но аналитики считают, что на этот раз он может затянуться как минимум на несколько месяцев. Американский банк Goldman Sachs 8 марта опубликовал прогноз, согласно которому Brent будет стоить в среднем лишь $30 в апреле—сентябре 2021 года. Ценовая война России и Саудовской Аравии друг с другом и против американской сланцевой нефти может продлиться по крайней мере несколько месяцев, и Brent наверняка протестирует уровни января 2021 года — $30 и ниже, написал в обзоре глава аналитической компании Macro-Advisory Ltd Крис Уифер.

«Скорее всего, в диапазоне $30–40 мы проведем пару месяцев. Но к концу марта будет видно, кто и как будет наращивать добычу по факту», — сказал РБК аналитик IHS Markit Максим Нечаев.

На рынке сложилась редкая комбинация факторов — шок со стороны предложения (рост нефтедобычи), обратный шок со стороны спроса (снижение потребления из-за коронавируса) и отсутствие на рынке «стабилизирующего производителя» (swing producer), написал в Twitter Боб Макнэлли, основатель американской консалтинговой компании Rapidan Energy, специализирующейся на энергорынках. Последний раз такое «ужасное сочетание» было в начале 1930-х годов, на фоне Великой депрессии, и тогда цена нефти обвалилась до «центов за баррель», указал он.

Если вспышка коронавируса пойдет на спад, цены могут быстро скорректироваться и снова превысить $50 за баррель, однако если увеличатся риски глобальной рецессии, то цены останутся низкими, в районе $30–40, говорит старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов.

Когда Минфин начнет продажи валюты

Минфин, несмотря на выходной, уже сделал заявление, что начнет продавать валюту из резервов, поскольку нефтяные котировки опустились ниже заложенной в бюджете цены отсечения $42,4 за баррель по Urals. В понедельник дисконт российской нефти Urals к мировому сорту Brent превысил $3. В марте Минфин планировал закупить на рынке около $2 млрд иностранной валюты, но ЦБ 9 марта решил временно прекратить покупки валюты, осуществляемые в интересах Минфина.

С апреля ЦБ, скорее всего, начнет продажу валюты, если нефть Urals не восстановится хотя бы до $42,4 за баррель, отмечает в своем Telegram-канале директор аналитического департамента «Локо-Инвеста» Кирилл Тремасов.

По текущей конструкции бюджетного правила расчет операций производится исходя из планируемой цены на нефть, а не фактической. «Естественно, они [Минфин] могут мгновенно отреагировать, скорректировав прогноз по цене нефти», — утверждает экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Софья Донец, допуская, что продажа валюты может начаться уже во вторник, 10 марта.

Грозит ли что-либо российскому бюджету

Российский бюджет защищен от низких цен на нефть в отличие от периода 2021–2021 годов. По бюджетному правилу на обеспечение текущих расходов федерального бюджета направляются базовые нефтегазовые доходы (от нефти ценой до $42,4). В 2021 году базовые нефтегазовые доходы обеспечили около 25% суммарных доходов бюджета, следует из данных Минфина. Даже если цена нефти будет такой, как сейчас (около $33 по Urals), подстройка валютного курса частично скомпенсирует потерю нефтегазовых доходов в рублевом выражении. Минфин заявил, что ослабление национальной валюты на 1 руб./долл. относительно прогнозного уровня в бюджете (65,7 руб.) при прочих равных условиях (включая неизменную цену нефти) приводит к увеличению базовых нефтегазовых доходов на 70 млрд руб.

При текущем курсе (около 75 руб. за доллар) базовая цена барреля в рублях для обеспечения расходов бюджета меньше заложенной в федеральном бюджете примерно на 11%. У Федерального казначейства есть накопленные рублевые остатки прошлых лет — порядка 4,2 трлн руб. на 1 марта, сообщил Минфин. Если нефтяные котировки весь март пробудут на уровне ниже бюджетной цены отсечения, Минфину придется впервые продавать средства с валютных счетов в Банке России, а вырученные рубли направлять на финансирование бюджетных расходов. Однако валютных резервов — средств в Фонде национального благосостояния (ФНБ) и еще не переведенных туда средств на специальном счете бюджета — у Минфина точно хватит на несколько лет.

На 1 марта объем ликвидных средств в ФНБ и на спецсчете составляет более $150 млрд (10,1 трлн руб.), или 9,2% ВВП. По оценкам Минфина, этих средств достаточно для покрытия выпадающих доходов от падения цен на нефть до $25–30 за баррель в ценах 2021 года ($27–32 в текущих ценах) на протяжении шести-десяти лет. В сентябре 2021 года оценки Минфина были пессимистичнее: ведомство рассчитывало, что при таких же ценах на нефть валютных резервов хватит на четыре-пять лет. Но с того времени валютных сбережений накопилось еще больше, и в расчет добавился механизм демпфера, при котором нефтяники доплачивают в бюджет при низких ценах на нефть (допдоходы бюджета при цене $40 за баррель Минфин оценивал в 2 трлн руб. в 2021–2024 годах).

Чего ждать от рубля

Механизм бюджетного правила, сглаживающий колебания рубля при ценовой волатильности на рынке нефти, работает довольно успешно: при падении нефтяных котировок на 20–25% курс рубля падал 9 марта не более чем на 9%. Операции Минфина на открытом рынке по продаже валюты будут компенсировать сокращение притока иностранной валюты от экспорта нефти и нефтепродуктов, «оказывая стабилизирующее влияние на курс национальной валюты», заявили в Минфине.

Среднегодовой валютный курс при нефти по $30 составит 75 руб. за доллар, считает начальник Центра разработки стратегий Газпромбанка Егор Сусин. Правда, в моменте рубль может падать до уровня 85 руб. за доллар, если резко вырастет спрос на иностранную валюту со стороны населения и нерезидентов, которые хеджируют валютные риски, добавляет Сусин.

Если доллар будет стоить 75 руб., цена нефти для бездефицитного бюджета должна равняться $40 за баррель, оценивает Крис Уифер.

Бюджетное правило снизило, но не устранило полностью зависимость рубля от нефти, отмечает Софья Донец. По ее оценкам, при нефти по $40 средний курс доллара может составлять 74 руб., при нефти по $30 — около 84 руб.

Что произойдет с ценами

Ослабление рубля выгодно бюджету, но не нужно ни ЦБ, ни населению — оно ведет к росту цен и ускоряет инфляцию.

Импортные товары станут дороже для россиян из-за ослабления рубля. Это негативно скажется на реальных располагаемых доходах населения, которые только недавно вышли в положительную область. В интервью ТАСС в марте президент Владимир Путин уже заявил, что в 2021–2021 годах реальные доходы россиян снижались из-за «объективных причин», в первую очередь из-за падения цен на нефть.

Видео Дефолт-2020 в России. Будет ли дефолт и девальвация рубля? Последствия кризиса

Если ЦБ увидит риски инфляции выше таргета в 4% (в феврале 2021 года инфляция составила 2,3%), он может принять решение повысить ключевую ставку, которую до этого он снижал шесть раз подряд. Но пока с повышением ставки ЦБ спешить не стоит, считает Кирилл Тремасов, поскольку сейчас другая ситуация, нежели в 2021 году, во время обвала цен на нефть, — резервы больше, введено инфляционное таргетирование.

Что будет с экономическим ростом

Что будет происходить с российской экономикой при ценах на нефть $25–30, ЦБ описал в сентябре 2021 года в своем рисковом сценарии в «Основных направлениях денежно-кредитной политики на 2021–2022 годы» (.pdf). На тот момент этот сценарий выглядел чересчур пессимистично, но сейчас он уже более близок к реальности.

В рисковом сценарии предполагалось снижение цен на нефть до $25 за баррель в 2021 году, а в наиболее острой фазе кризиса — до $20. При реализации такого сценария в российской экономике наступает рецессия — ВВП падает на 1,5–2% в 2021 году. Инфляция же подскакивает до 6,5–8% из-за значительного ослабления рубля. ЦБ не приводил в своем рисковом сценарии прогнозного курса доллара к рублю, но исходя из опубликованных параметров курс может упасть до 80–90 руб. в пессимистическом варианте.

В рисковом сценарии российская экономика может столкнуться с увеличением оттока капитала, предупреждал ЦБ. Экономический рост уходит в минус из-за снижения внешнего спроса на российские сырьевые товары и, соответственно, резкого сокращения экспорта. В 2021 году на фоне снижения средней цены нефти Urals с $70 до $63,6 российский экспорт сырой нефти снизился на 6% (до $121,4 млрд). При средней цене нефти $30 экспорт российской нефти в физическом объеме 2021 года снизился бы до $58 млрд.

Кроме того, падение цен на нефть снизит инвестиции в отрасли, что также отразится на ВВП. Вероятно, будут корректировки планов компаний, рассуждает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук: только «Роснефть» точно будет наращивать добычу, но у нее много новых проектов, а у других компаний мало. Урезать инвестиции точно будет ЛУКОЙЛ, но не «Роснефть» и вряд ли «Газпром нефть», добавляет Максим Нечаев.

Новый виток падения цен на нефть поставит под угрозу планы президента Владимира Путина вывести экономику на траекторию роста 3% и выше после 2021 года, считает старший экономист Oxford Economics Евгения Слепцова. Еще в начале февраля правительство повысило прогноз по росту ВВП в 2021 году до 1,9%. У Oxford Economics изначально был примерно такой же прогноз, но сначала коронавирус отнял от него 0,4 п.п., а теперь падение цен на нефть сократит прогнозный рост еще на 0,4 п.п. — в итоге получается около 1%, сказала Слепцова РБК. Обещанный фискальный стимул правительства может прибавить порядка 0,1–0,2 п.п., но если ЦБ поднимет ставку на 50 базисных пунктов, то это практически нивелирует эффект фискального стимула, говорит она.

При этом в правительстве уверены, что имеющиеся ресурсы позволят выполнить все социальные обязательства, поручения президента по итогам послания Федеральному собранию, реализовать нацпроекты, сохранить макроэкономическую и финансовую стабильность, сказал 9 марта министр финансов Антон Силуанов.

Нефтяной апокалипсис: обрушение барреля грозит российской экономике катастрофой

«Мухлевать будут все»

Нефтяной рынок, по определению ряда западных аналитиков, пережил худшую неделю в своей истории. Никогда такого не было, чтобы биржевая цена барреля уходила в минус, но в ночь с 20 на 21 апреля это случилось. Усилия 23 добывающих стран, включая Россию, по подписанию в начале апреля новой сделки ОПЕК+, пошли прахом. Несмотря на достигнутое соглашение о снижении производства «черного золота», которого сейчас в мире хватает с избытком, котировки сырья продолжают падать: баррель Brent, как и до заключения нового соглашения ОПЕК+ оценивается, менее чем в $20. Майские и июньские фьючерсные контракты уже достигли отрицательной зоны: торговцы сырьем спешат отделаться от лишних «бочек», поскольку хранение стоит гораздо дороже, чем можно выручить за их продажу. Эта ситуация чревата тяжелыми потерями для российской экономики. Заложенные в бюджет нефтяные цены в $42-43 за баррель представляются туманными, а падение стоимости «черного золота» ниже $10 за баррель уже никому не кажется фантастикой.

Российский сорт Urals на этой неделе уже пробивал вниз уровень в $10 за баррель. В Кремле уверяют, что для нашей страны сырьевой апокалипсис исключен, поскольку власти располагают резервами для минимизации негативных последствий для экономики. Покрыть недостаток помогут средства Фонда национальной безопасности (ФНБ), которых, по прогнозу министра финансов Антона Силуанова, должно хватить на 3-4 года, ведь там накоплено свыше 12 трлн рублей. Впрочем, независимые эксперты предупреждают, что если эпоха сверхнизких цен на нефть затянется, правительственная «кубышка» опустеет гораздо быстрее.

Мухлевать будут все

Есть такая элементарная карточная игра. Можно играть несколькими колодами. Игрок бросает десять карт и заявляет, что все они «семерки». Конечно, заявленным количеством карт подобного достоинства во взятке и не пахнет, но его противнику по правилам приходится выбирать на проверку только одну — если попадется «семерка», то придется забирать всю взятку и в итоге проигрывать.

Сделка между нефтедобывающими странами мира об ограничении производства сырья, заключенная в начале апреля после трудных и скандальных переговоров, демонстрирует, что единого мнения на сырьевом рынке мира не существует: каждый борется. В первую очередь, за свои интересы. Игроки клянутся выполнять провозглашенные условия, но на деле придерживаются собственной выгоды.

Видео Нефтяной кризис и грустная судьба рубля. Россия идет ко дну? — Антизомби

О чем же договорились 23 добывающих государства? В течение мая-июня страны солидарно снижают добычу на 10 млн баррелей в день. Затем, с июля по декабрь их общий объем производства падает на 8 млн баррелей, а с января 2021 и до конца апреля 2022 года — на 6 млн в сутки. Другие нефтедобывающие страны, ранее формально не входившие в ОПЕК+, например, США, Канада и Норвегия, чтобы поддержать пикирующий баррель, обещают убрать с рынка еще 5 млн «бочек».

Не стоит полагать, что в каждом квартале производители будут освобождать импортеров от дополнительных нефтяных ресурсов. Объему урезания будут сравниваться с добычей, которая начислялась в I квартале 2021 года. Другими словами, каждый квартал добыча будет немного расти, а не падать.

Учитывая, что с 1 апреля перестал действовать старый меморандум ОПЕК+ о снижении производства углеводородов, Саудовская Аравия значительно нарастила добычу нефти. Стремясь минимизировать собственные потери от сокращения производственных мощностей, Эр-Рияд в I квартале этого года, как и было оговорено в предыдущем соглашении ОПЕК+, каждый день производил 9,8 млн «бочек». Однако в апреле, после разрыва меморандума, саудиты увеличили производство до 12 млн баррелей. И теперь, урезая добычу на 2,5 млн баррелей в день (что следует уже из нового соглашения), Эр-Риад практически не проигрывает — фактически, ближневосточная страна возвращает свое производство на докризисный уровень. А вот Россия, которая и после разрыва предыдущего соглашения ОПЕК+ сохранила суточную добычу на прежней отметке в 11,3 млн баррелей, согласилась урезать свои нефтяные промыслы (без учета конденсата) на 1,8 млн «бочек». Прибавляя конденсированный углеводородный продукт, сокращение производства отечественных нефтяных компаний составит 2,5 млн баррелей ежесуточно. Таким образом, кому-то из стран участниц придется реально «глушить» скважины, а кто-то отделается бумажными манипуляциям с цифрами.

«Существуют подозрения, что мухлевать будут все, — отмечает старший аналитик «БКС-Премьер» Сергей Суверов. — Возникла информация о том, что с середины апреля несколько российских нефтяных компаний уже нарастили добычу почти на 1%. Аналогичные данные, скорее всего, будут исходить из-за рубежа — из стран Ближнего Востока или из государств, находящихся за Атлантическим океаном. Проверить достоверность подобной информации будет крайне затруднительно». Аналитик опасается, что подтвердить правдивость технических деталей уровня добычи и поставок углеводородов окажется практически невозможным, чем и будут пользоваться недобросовестные производители энергоресурсов. В результате, есть опасность, что рынок не почувствует никаких сокращений поставок и баррель продолжит свой безостановочный полет в ценовую бездну.

Нежданный победитель в ценовой войне

Проблема в том, что нефть — еще недавно главный энергетический ресурс человечества — больше никому не нужна. Подобные выводы можно сделать из свежих информационных отчетов ОПЕК и Международного энергетического агентства (МЭА). По их прогнозам, планета уже в ближайшее время столкнется с сильнейшим в истории падением спроса на энергоресурсы. Нефтедобывающий картель предрекает ежедневное сокращение потребления на 20 млн баррелей в апреле и на 12 млн во II квартале этого года. МЭА прогнозирует сокращение примерно на 30 млн и 23 млн баррелей соответственно.

Причина снижения интереса к импорту углеводородов со стороны стран, которые ранее предъявляли самый широкий интерес к обеспечению себя энергоресурсами, лежит на поверхности: коронавирус, образно говоря, уложил на больничную койку всю глобальную экономику. И пока она «на паузе», ей не нужны сырьевые ресурсы для развития.

Как обрываются подобные связи, наглядно видно на примере России и Китая. По словам советника Института современного развития Никиты Масленникова, коронавирус фактически наглухо прервал российско-китайские торговые связи. До последнего момента обе страны считались одними из крупнейших экспортно-импортных мировых производителей и потребителей товаров. Пекин подставил еще одну полножку России — Китай значительно урезал оборот энергоресурсов для стран-посредников, снабжавших многих производителей Средней Азии дешевым сырьем. Сократились, главным образом, закупки из нашей страны. В начале года, по данным Федеральной таможенной службы, поставки российской нефти в Поднебесную упали почти на 30% или примерно на $800 млн, нежели годом ранее, а экспорт нефтепродуктов снизился с $570 млн до $460 млн.

Впрочем, Китай, со стороны которого и пришла коронавирусная инфекция, не стоит на месте и извлекает выгоду из масштабного, фактически общепланетарного бедствия. На фоне эпидемии и обвала цен на «черное золото», Пекин начал усиленно скупать сырье в свой стратегический резерв. В I квартале уровень закупок Китая вырос вдвое. За три месяца Поднебесная закупала более 10 млн баррелей в сутки и добывала сама примерно 4 млн. Тем самым, Китай, являясь крупнейшим мировым импортером нефти, умудрился победить в ценовой войне, развязанной в начале весны Саудовской Аравией и Россией, хотя и не принимал в этом столкновении предметного участия.

Скважина покроется парафином

Эксперты оставляют возможность роста нефтяных цен до $35-40 за баррель до конца года. Вместе с тем они акцентируют внимание на проблеме спроса, которая остается открытой. Несмотря на объявленное снижение добычи на 15 млн «бочек», мировое потребление буквально купается в излишках «черного золота» — около 10-15 млн баррелей, добываемых крупнейшими производителями сырья, ежедневно остаются невостребованными.

В настоящее время нефть под завязку переполняет существующие хранилища и танкеры, а к началу мая все доступные резервы мощностей окажутся более не в силах принимать дополнительные объемы сырья, поэтому «черное золото» придется элементарно выливать или выбрасывать в бочках в сточные ямы или даже доплачивать за его утилизацию. Фактически на подобные меры добывающим компаниям приходиться идти уже в настоящее время. В ночь с 20 на 21 апреля американский сорт нефти WTI пережил рекордное в истории падение в стоимости — цена барреля провалилась до отрицательных значений (что, фактически, и означает доплату за хранение). Это произошло впервые за сто лет — ниже $1 доллара стоимость барреля не проваливалась с начала 1930 годов.

Впрочем, эксперты уверены, что рядовым потребителям на подобные злоключения «черного золота» не стоит обращать внимание. Это проделки биржевых спекулянтов, уверен директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин, которые пользуются мировым кризисом для собственного обогащения. «Сделки по продаже сырья по такой низкой цене не являются продажей физической нефти. Это лишь биржевые инструменты, с помощью которых спекулянты делают деньги на скандальной ситуации в сырьевом секторе планеты. Ценовая война, возникшая между Саудовской Аравией и Россией на нефтяном рынке, привлекла внимание спекулянтов, увидевших возможности подзаработать на падении барреля. Подобных проблем не возникло бы, если Москва и Эр-Рияд согласовали сокращение добычи месяцем раньше», — убежден эксперт.

«Современная нефтяная отрасль требует серьезной реабилитации, — полагает Сергей Суверов. — Обновление необходимо проводить как с технической, так и с психологической точки зрения». Причем, требуются достаточно кардинальные решения, касающиеся дальнейшего снижения производства, а также временной и даже полной консервации скважин. Причем, российские производители в таком случае рискуют пострадать гораздо больше, нежели их коллеги-конкуренты из США или Саудовской Аравии. Остановка действия отечественных скважин грозит привести к их полной потере — на северных месторождениях буровые комплексы могут замерзнуть или покрыться парафином, что сведет к нулю возможность восстановления добычи. На месторождениях Ближнего Востока, и в случае со сланцевыми производствами Америки для сокращения добычи достаточно просто прекратить бурить скважины, а российская нефтедобыча требует для восстановления гораздо больше времени и финансовых затрат.

«Российская экономика в настоящее время столкнулась с серьезнейшим вызовом. Одновременно происходит резкое падение мировых цен на энергоресурсы, почти двукратное снижение нашего физического объема экспорта нефти по сделке ОПЕК+, остановка деятельности из-за нерабочего месяца, разрыв хозяйственных цепочек поставок и сбыта, увеличение расходов на борьбу с пандемией», — предупреждает главный аналитик «ТелеТрейд» Марк Гойхман.

На год денег хватит

Какие же потери понесет российская экономика и федеральный бюджет от упавшей в цене ниже плинтуса нефти? Пока можно оперировать предварительными цифрами. По итогам I квартала 2021 года общий экспорт из России сократился на 14% по сравнению с первыми тремя месяцами предыдущего года. «Несырьевой экспорт остался стабильным — около $40 млрд против $39 млрд год назад, — констатирует глава ИАЦ «Альпари» Александр Разуваев. — Почти вдвое сократились поставки трубопроводного газа — с $14,1 млрд до $7,1 млрд. Сказать, что Россия сильно зависит от сырья уже нельзя, но падение доходов от экспорта нефти сильно бьет по бюджету. Импорт в Россию остался на неизменном уровне — $55 млрд, но в предстоящие кварталы он существенно снизится, так как скажутся ослабление рубля и общее падение внутреннего спроса. Надеюсь, что «Северный поток-2» достроят в этом году».

Эксперт полагает, что в текущем году атомная энергетика, оборонка, российский финтех и сельское хозяйство поддержат российский экспорт, а слабый рубль окажет этим отраслям дополнительное содействие.

Кроме того, в распоряжении правительства — высокие резервы, почти 12 трлн руб в Фонде национального благосостояния. На нынешний и скорее всего на следующий год точно хватит для того, чтобы переждать низкие цены на энергоресурсы. Тем более, что долг внутренний и внешний у РФ маленький, дефолта по образцу 1998 года точно не будет. Импорт становится дороже, спрос на него слабый, в итоге торговый баланс страны будет в плюсе.

Видео (ШОК) России грозит катастрофа. Нефтяной фронт!

Постоянной проблемой для роста российской экономики являются низкие реальные доходы населения. Видимых причин для роста не будет и в этом году, недостаточно высокий для производителей потребительский спрос вновь окрасит в минор их надежды на качественное развитие. Но винить в этом одну лишь дешевую нефть не приходится: доходы населения в предыдущие годы падали в России и при 60$ за баррель.

Не надо быть именитым экономистом, чтобы понимать: 2021 год будет очень сложным для России и мировой экономики в целом. Будет хорошо, если Goldman Sachs прав в своих прогнозах и глобальная экономика начнет восстановление в третьем квартале. Это подарит России и другим добывающим государствам шанс на пусть медленное и постепенное, но все-таки восстановление спроса. К 2021 году, по мнению аналитиков Goldman Sachs, цены на нефть могут достичь $52,5 за баррель. Однако, цена на нефть принципиальна для бюджета, а не экономики в целом. Для экономики более важны спрос и деловая активность. Будет хорошим результатом, если по итогам 2021 года падение ВВП России не превысит 4-5%.

Заправщики и заправки в карантин: бензин не дешевеет

Смотрите фотогалерею по теме

Ну а дальше? Снова будем надеяться на дорогую нефть – больше пока не на что. «В настоящее время возникло сравнение, что нефть оказалась дешевле пресной воды. Это действительно так, — предупреждает Сергей Суверов. — Нам ничего не остается, по крайней мере, в ближайшем будущем, кроме как хранить верность «черному золоту», хотя надежда на углеводороды уже неоднократно подводила нашу экономику».

Добыча нефти мировыми лидерами энергетической отрасти ( до нового соглашения ОПЕК+):

Страна Добыча (в млн баррелей в сутки):

Оцените статью
Торговля на фондовом рынке
Добавить комментарий