Есть ли дно у Евросоюза

Есть ли дно у Евросоюза

Лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман считает, что причиной всех нынешних проблем в еврозоне стало само создание этой еврозоны. До вступления Греции в валютный союз в стране не было рая, но и такого кризиса, как сейчас, не наблюдалось. Безработица не была катастрофически высокой, а страна достаточно получала от экспорта, туризма и судоходства.

Видео Андрей Школьников. Когда распадётся Евросоюз? Какие есть сценарии для Европы и какая роль России?

«Посмотрите на среднегодовые темпы роста экспорта в странах зоны евро до введения единой валюты и после,предлагает Игорь Николаев.В 1990-1998 году этот показатель для всех стран составлял в среднем 6,5%, а после введения евро, в 1999-2008 году — 5,4%. Тогда в чем же был положительный эффект?!» Этот же вопрос задают себе и сами европейцы. В конце мая Pew Research Center опубликовал результаты опроса жителей нескольких стран об их отношении к валютному союзу. Единственной державой, больше половины населения которой думает, что их национальная экономика выиграла от вступления в Евросоюз, оказалась Германия. Остальные уверены в обратном.

Экономисты готовы предъявить кучу аргументов, свидетельствующих о преимуществах единого валютного пространства. И не только для Европы,но и для всего мира. И они будут правы. Но что же делать Европе сегодня? Требовать перемен, убежден главный экономист Saxo Bank Стин Якобсен. Последний раз политическая потребность в переменах возникла в 1979 году при премьер-министре Великобритании Маргарет Тэтчер. Тогда ее страна пребывала примерно в том же состоянии, что теперь — периферийные государства Европы: высокая безработица, неконкурентная экономика, неэффективность рабочей силы, постоянные забастовки профсоюзов. Это не значит, что надо копировать опыт Железной леди: у каждой болезни — свое лечение. Но оно должно быть.

По мнению Стина Якобсена, рецепт для еврозоны состоит в том, чтобы стимулировать микроэкономику: дать людям и компаниям возможность работать и зарабатывать, создав при этом благоприятную среду — качественное образование и здравоохранение, ликвидные рынки капитала и разумные налоги. Пол Марсон полагает, что на данном этапе стимуляция роста уже может не сработать и важно начать с реструктуризации долгов как в частном, так и в госсекторе. В компании Roland Berger также говорят, что работа с долгами должна быть на первом месте, только вот старые методы, такие как увеличение налогов и уменьшение трат, уже не работают. «Бюджет следует направить в сторону долгосрочных инвестиций в инновации, образование, инфраструктуру и эффективные социальные системы»,считает партнер компании Хендрик Бремер. И все без исключения эксперты убеждены: нынешняя политика европейских властей себя исчерпала. Чем закончится затяжное падение Европы, во многом зависит от того, когда политическая элита дернет кольцо исправного парашюта.

Развал Евросоюза неизбежен. И начнется он с Германии. Прогноз Сороса

Краткое содержание:

Финансист Джордж Сорос предрек развал Евросоюза. Произойти это может после того, как Конституционный суд Германии признал незаконной скупку гособлигаций стран ЕС Европейским Центральным банком.

Что это означает? А означает это что немецкая правовая система поставила под сомнение решение Европейской правовой системы. Если немцам можно, то почему другим нельзя?

НА самом деле европейские страны далеко не все и не всегда довольны своим пребыванием в составе Евросоюза. Причина этому банально проста — деньги.

Финансовые проблемы Евросоюза

Можно условно выделить 3 страны донора — это Германия, Франция и Великобритания. Как мы знаем, Великобритания из ЕС вышла. Таким образом всего две страны отдают альянсу больше чем берут. Ряд государств, таких как Италия, Испания, Португалия и иже с ними находятся на «самоокупаемости». А страны Восточной Европы и Прибалтики — кровососы! Польша, Литва, Латвия, Эстония — живут на дотации Евросоюза. Практически ничего не производя, они требуют постоянных дотаций, выплат, кредитов и прочего.

Естественно, страны-доноры такая ситуация устраивает все меньше и меньше. Плюс к этому экономика таких стран как Греция оказалась развалена благодаря Евросоюзу.

Социальные проблемы Евросоюза

Плюс к этому ситуация с мигрантами, наводнившими Европу. Под громкие лозунги о помощи всем нуждающимся, именно Германия и Франция приняли на себя основной поток. Ни полякам ни чехам мигранты оказались не нужны, да и пособия им платить нечем. Естественно, ни Германию, ни Францию такая политика не устраивает! По сути страны утрачивают свой суверенитет в пользу молчаливого подчинения Брюсселю. Ни народ, ни правительство этих стран это не устраивает.

Отношения ЕС-США

Именно сейчас сложилась ситуация, когда расширение рынков невозможно. И Евросоюз и США могут своими товарами и услугами обеспечить весь мир. Но проблема в том, что мир всего один, а претендующих на него — двое. Соответственно одному придется уйти. Или стать кормом для второго. Именно поэтому ведется планомерный раскол Евросоюза, накопление критической массы в обществе, создание искусственных проблем вроде мигрантов (я надеюсь никто не верит, что миллионы мигрантов на самом деле на надувных матрасах переплыли море в погоне за немецкими пособиями).

Так же США диктуют Евросоюзу как нужно выстраивать политику с другими государствами. Вспомните давление на Северный поток-2. Неужели кто-то правда думает, что Дания так беспокоится о своих территориальных водах, что боится какой-то трубы? Безусловно это вопрос политический! И продиктован он явно не интересами Евросоюза.

Спусковой крючок.

А спусковым крючком во всех этих процессах может стать пресловутый коронавирус!

Сейчас экономика всех стран ослаблена, потери измеряются миллиардами евро. И Германия явно не хочет оплачивать этот счет из своего кармана. Своих проблем хватает. Плюс к этому всю ситуацию с пандемией в Европе можно описать фразой «Спасайся кто может». Как только проблема стала очевидной, ни о каком единстве выручке и взаимопомощи говорить не пришлось. Италия и Испания, наиболее пострадавшие от вируса, не получили никакой помощи от Брюсселя. А ведь они еще и опыт Греции помнят.

Открытые границы, которыми так гордился Евросоюз — сыграл с ним плохую шутку. А сегодняшние закрытые — вообще все обрушили.

И именно сейчас Германия перешла к конкретным действиям, решив оспорить решение Верховного суда ЕС. Процесс запущен.

Выгодно ли это нам?

А есть ли нам выгода, если завтра Евросоюз развалится? Скорее да, чем нет. ПРежде всего моментально исчезнут санкции. По сути Германии, Франции и другим развитым странам абсолютно наплевать на Украину и ситуацию с Крымом. А именно они и являлись причиной санкций. Эти страны наоборот заинтересованы в покупке у нас газа и расширения своих рынков на нашей территории. Им это просто выгодно, безо всяких политических подтекстов.

А вот таким странам как Польша, Чехия, Литва и Латвия — впору кричать караул! Свою экономику они похоронили давным давно и жили исключительно на подачки Евросоюза. Похоже, помощь кончается.

Мы конечно не злопамятные, но злые и память хорошая!

Крах Европейского союза уже скоро. Какие страны выйдут из ЕС первыми?

В статье рассказывается о том, какие страны и по каким причинам больше не заинтересованы в нахождении в Европейском союзе с его жесткими экономическими и политическими странами

Еще лет 10 назад вопрос о том, развалится ли Европейский союз, выглядел попросту смешным, а то и вовсе неуместным. Но после выхода из ЕС Великобритании никто уже не смеется. Наоборот, руководство некоторых стран вполне серьезно подумывает о том, а не выгоднее ли будет стать снова независимыми и вершить свои экономические и политические дела подобно Швейцарии, Норвегии или Исландии, которые в ЕС не состоят?

Ну, страны, которые никогда и ни за что не выйдут из ЕС – это слабые в экономическом отношении государства Восточной Европы, начиная от Прибалтики и Польши на севере и Греции и Болгарии на юге. Как ни парадоксально, этим странам очень выгодно иметь слабую экономику, так как именно поэтому они получают миллиарды помощи не только от руководства ЕС, но и гранты от всяких экономическо-политических мировых организаций. Если они перейдут в разряд развитых и сильных, то им самим придется платить другим. Поэтому с этой стороны Евросоюз защищен более-менее хорошо.

Слабое звено на этом «Восточном фронте» составляет только Венгрия, которая все больше и больше заглядывается в сторону России, желая найти в ней не только богатого экономического донора, но и политического защитника. Дело в том, что Венгрия всю свою историю практически не знала демократии, за исключением короткого периода 90-х – начала 2000-х. Сегодня же Венгрия все сильнее скатывается к национализму и даже тоталитаризму, и потому ей гораздо комфортнее было бы в союзе с восточными соседями, в которых тоталитаризм процветает в той или иной степени. Тем более Венгрия так и не перешла на евро, оставив себе свой форинт, потому выход из ЕС, если он случится, может пройти без особенных проблем.

Основу Евросоюза составляют Германия и Франция, в какой-то степени к ним в этом приближена Италия. А вот Швеция, хоть и может считаться развитой экономически и богатой страной, но ее не устраивает очень много правил, которые поставил Брюссель. Например, Швеция – почти что мононациональная страна, исключение составляют саамы (лопари), коренное туземное население шведской Лапландии, но так как их насчитывается всего 17 тысяч, проблема с ними легко решена и давно уже никакой проблемы не составляет. Также в Швеции проживает около полумиллиона этнических финнов, но это народ родственный, к тому же пришлый, с ними тоже проблем нет. А вот пускать к себе негров и арабов шведы не хотят категорически. Учитывая, что шведы также не перешли на евро, в случае с возникновением претензий от Брюсселя они могут легко выйти из ЕС и присоединиться в экономическом союзе к полностью независимым от Европы Норвегии и Исландии, тем более что плодотворный опыт таких союзов у шведов уже был.

Италия также является претендентом на выход из Европейского союза, но только условным. Хоть эта страна и не является особенным донором отсталых стран ЕС, но все же ей пока что выгоднее иметь единое экономическое пространство с Германией и Францией, а так же Финляндией, откуда она получает некоторые виды сырья без пошлин, особенно лес. Однако по мере экономического ослабления Германии и особенно Франции перед Италией встал выбор поиска новых экономических союзников. Таковыми могут стать США и Россия. Однако рынок США давно уже захвачен японцами, китайцами и немцами, и Италии на него рассчитывать особенно нечего.

А вот рынок России является очень перспективным, и пока он прикрыт евро-американскими санкциями, на него можно очень легко прорваться. Если Италия выйдет из ЕС, то она может не соблюдать санкции и быстро захватить емкий российский рынок. Но тут надо поторопиться, потому что если Италия не успеет определиться до снятия санкций, то кода в Россию хлынут американцы, немцы и прочие французы, бодаться с ними за «хлебные» места будет очень трудно.

Франция сегодня, как говорится, находится «на последнем издыхании». Ее экономика буквально трещит по швам, и на китайском импорте зарабатывать удается все меньше и меньше. Американцы подспудно изгоняют французов со своего рынка, и единственное спасение – рынок российский. Поэтому Франция, несли хочет хоть как-то поправить свои дела, должна или побыстрее лоббировать снятие санкций с России, или, наплевав на Брюссель, влезть на него, причем надо опередить итальянцев.

Выход из ЕС Финляндии несколько будет затруднен, так как финны успели перейти на евро. Однако перед ними стоит точно такой же выбор, как перед Италией и Францией. Финляндия считается развитой страной, и помощи и грантов от ЕС не получает. Последние 70 лет у финнов имеется очень положительный опыт экономического сотрудничества с СССР, а потом с Россией, поэтому с ослаблением Евросоюза им тоже не останется ничего лучшего, как просто войти на рынок России, причем следует успеть это сделать прежде, чем это сделают остальные «евросоюзовцы».

Ну, остаются Испания, Германия, Австрия и Бельгия с Голландией. Однако Испания – это отсталая страна, держащаяся лишь на немецкой помощи, Бельгия с Голландией прекрасно обретаются на российском рынке и в обход европейских санкций. А Германия с Австрией – это страны, которые хоть и имеют в России огромные экономические интересы, но из-за колоссальной упертости (на генетическом уровне) своего руководства будут терпеть до последнего. И когда все основные игроки ЕС убегут в Россию, они останутся со всякими мелкими восточноевропейскими ублюдками на руках, которые будут требовать от них все больше и больше. Вот тогда и настанет полный конец Европейскому союзу.

Осталось определить – когда именно этот конец произойдет? А вот когда на периферии Европы (например, в Ливии или на Украине) произойдет какая-либо военная заварушка с участием России, и в Европу хлынут новые миллионы беженцев, тогда Европа развалится окончательно. На новые санкции против России у нее уже не будет сил, это ясно всем абсолютно. Поэтому окончательный развал ЕС сегодня зависит только от одного человека, имя которого все знают прекрасно.

Британия тянет Европу на дно: Кто следующим выйдет из ЕС

В Лондоне пообещали уничтожить Евросоюз после «Брекзита»

Дания, Польша и Италия станут следующими странами, которые покинут Евросоюз. Об этом, как сообщает Deutsche Welle, накануне окончательного голосования Европарламента по Brexit заявил британский депутат Европарламента, лидер партии Brexit Нейджил Фарадж.

Издание напоминает, что Фарадж агитирует за выход Великобритании из ЕС с 1992 года. Теперь он обещает продолжить работу по уничтожению Евросоюза. «Я хочу, чтобы он был разрушен», — заявил он.

В тот же день Европарламент одобрил соглашение с Великобританией на финальном голосовании по документу, который поддержал 621 депутат. 49 высказались против, 13 воздержались. Для ратификации было достаточно получить простое большинство голосов.

По словам председателя ЕП Давида Сассоли, британских депутатов будет не хватать в Европарламенте.

«Мы все теряем коллег и союзников, с которыми у нас существуют тесные отношения и с которыми мы работали бок о бок все эти годы здесь», — подчеркнул он, добавив, что, несмотря на выход из ЕС, Великобритания останется частью Европы с общими ценностями.

Ранее билль о выходе Великобритании из состава Евросоюза подписал премьер-министр Борис Джонсон. По его словам, эта подпись предвещает новую главу в истории страны.

Brexit также уже подписали председатель ЕС Шарль Мишель и глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен. Мишель предположил, что все неизбежно поменяется, но дружба сохранится.

22 января законопроект по условиям выхода страны из Евросоюз одобрил британский парламент. Напомним, что изначально Великобритания должна была осуществить Brexit 29 марта 2021 года, но парламент несколько раз отклонял предложение по условиям соглашения о выходе тогдашнего премьера Терезы Мэй. В первый раз Лондон получил от Брюсселя отсрочку до 12 апреля, а затем до 31 октября. За этот срок стороны должны были разработать взаимоприемлемый договор.

Тереза Мэй ушла в отставку в конце июля 2021 года. Ее преемник Борис Джонсон пообещал довести Brexit до конца. Убедительнейшая победа консерваторов на выборах в декабре фактически дала ему карт-бланш на выполнение обещания. Теперь Brexit состоится 31 января в 23:00 по Гринвичу (02:00 по московскому времени 1 февраля). После этого до конца 2021 года продлится переходный период, в течение которого стороны будут вести переговоры о дальнейших отношениях. Так что ставить точку можно будет лишь после того, как все условия сделки будут согласованы.

Видео Есть ли будущее у Евросоюза?

Но станет ли она заодно точкой отчета для новых «экзитов»? Насколько прав Фарадж, или это все же больше попытка привлечь к себе внимание? Напомню, о возможности т.н. Frexit говорила накануне проигранных ей выборов Марин Ле Пен. Но в этом случае само существование ЕС встало бы под угрозу — союз сузился бы до Германии и еще нескольких второстепенных стран. Может, слабыми звеньями все же можно считать страны послабее, к примеру, те, что назвал Фарадж? На чем, кстати, интересно, основана его уверенность?

— Уверенность Фараджа основана на евроскептических настроениях в этих странах, — считает доцент Финансового Университета Геворг Мирзаян.

— Дания — как и Британия — с подозрением относится к углублению интеграции. У Польши большие проблемы с Брюсселем из-за крайне правой внутренней политики Варшавы. Итальянская экономика в глубоком кризисе, и некоторые в Италии считают, что шансы на выздоровление у страны есть без ЕС. Однако дальнейшие «экзиты» все-таки маловероятны. Это очень долгая, муторная и дорогая процедура. Скажем так, многие в Британии уже пожалели, что ее начали.

«СП»: — Накануне выборов президента Франции провести референдум о выводе страны из ЕС обещала Марин Ле Пен. Каков был бы результат такого референдума? Или все же французы побоялись бы следовать примеру Британии? А что означал бы выход Франции для ЕС? Конец Союза?

— Исход референдума тогда считали, скажем так, не предопределенным. Французы бурлили. Сейчас, конечно, «фрэкзит» станет концом ЕС в нынешнем виде — хотя бы потому, что он превратит Евросоюз в Четвертый рейх. Организацию с доминированием Германии. Именно поэтому, кстати, Париж и не выйдет — ему в Европе еще жить.

«СП»: — Фарадж, агитирующий за выход Великобритании из ЕС с 1992 года, пообещал продолжить работу по уничтожению Евросоюза. «Я хочу, чтобы он был разрушен». То есть уже почти 30 лет назад британцы не любили ЕС? Почему?

— А они никогда и не любили ЕС, считали его чужой организацией. Европа для них — это «континент», «они». Напомню, что Британия присоединилась к ЕС исключительно по экономическим причинам, и когда ЕС стал проводить политическую централизацию и углубление интеграции, многие возроптали. Да, сейчас основные более-менее спорные вопросы принципиально разрешены — в том числе и вопрос ирландской границы. Сейчас у сторон есть достаточно времени в ходе переходного периода для утрясения деталей.

«СП»: — Что означал бы для Лондона и для Брюсселя выход без сделки?

— Тогда большие экономические проблемы для всех. Но я думаю, что все-таки договорятся. Принципиальные компромиссы уже достигнуты.

«СП»: — Каким вы видите будущее ЕС теперь, без Британии? Brexit нанес по нему серьезный удар или нет?

— Будущее ЕС без Британии как раз неплохое. Да, организация лишилась государства-донора — однако в то же время и государства-бузотера. Государства, которое мутило воду в общеевропейском пруду. Поэтому Европе без Британии лучше. А вот Британии без Европы — вопрос. И дело не только в экономике, не только в том, то сейчас Трамп будет прогибать оставшийся в одиночестве Лондон. А в том, что Британия может посыпаться — шотландцы из ЕС выходить не хотят, и требуют новый референдум о независимости.

«СП»: — Борис Джонсон категорически против нового шотландского референдума. При каких условиях он может произойти, каким будет результат, и на что готов Лондон, чтобы удержать Шотландию?

— Лондон готов на все. Но «все» и не нужно. Для проведения референдума необходимо согласие британских властей, а они этого согласия, скорее всего, не дадут. С другой стороны, Уильямов Уоллесов в Шотландии нет, и вряд ли Шотландская Национальная Партия решится устроить бунт и выламываться из состава Великобритании.

— Концептуально этот вопрос с Brexit решен, — уверен эксперт аналитического портала Rubaltic.ru Алексей Ильяшевич.

— 31 января Соединенное Королевство перестанет быть частью Евросоюза. Хотя «развод» с ЕС произойдет не одномоментно. Для рядовых британцев с 1 февраля практически ничего не изменится — начинается переходной период, во время которого еще действуют старые правила.

«СП»: — Почему до этого так долго не удавалось договориться? Что мешало?

— Брюссель и Лондон, как мы помним, не могли согласовать конкретные детали сделки по Brexit. Вариант соглашения, который привезла Тереза Мэй, не устраивал британский парламент, а Евросоюз напрочь отказывался пересматривать уже достигнутые договоренности. Самым острым был вопрос границы между Северной Ирландией и Республикой Ирландией (Борису Джонсону все-таки удалось его решить).

— Жесткая переговорная позиция ЕС, несомненно, осложняла переговоры. Но ключевую роль, по-моему, сыграла разобщенность британской элиты. Противники «Брексита» до последнего надеялись, что выхода Соединенного Королевства из ЕС можно избежать. Волеизъявление 2021 года воспринималось ими как досадная ошибка. Вряд ли сам Дэвид Кэмерон ожидал такого результата — он был вынужден провести референдум под давление политических оппонентов.

Прошедшие парламентские выборы можно назвать повторным референдумом, ведь судьба «Брексита» зависела от их результатов. Британцы сделали свой выбор, и у противников Бориса Джонсона аргументов не осталось.

«СП»: — Решены ли окончательно ключевые вопросы, вызывавшие разногласия? Еще предстоит заключить торговое соглашение. Каким оно будет?

— Решен один ключевой вопрос — Британия с 31 января не является частью Евросоюза. На следующий день начнется переходный период, во время которого стороны будут вести беспрецедентно масштабные переговоры. На повестке дня будет не только торговля, но и безопасность, миграция, политическое взаимодействие Вероятно, отдельные страны ЕС попытаются наладить коммуникацию с Лондоном без посредничества Брюсселя. Литва, к примеру, уже поднимала вопрос социальных гарантий для своих граждан в Великобритании.

Я почти уверен, что за 11 месяцев, которые отведены на этот процесс, проработать все детали не удастся. Его придется продлить — стороны снова будут «бодаться». Особенно по торговому соглашению. Здесь трудно делать прогнозы.

«СП»: — Почему все же Британия так захотела выйти, а ЕС ее просто так отпускать?

— ЕС не отпускает Британию просто так. Повторюсь, у Брюсселя очень жесткие переговорные позиции. Одни только компенсации, которые Соединенное Королевство должно выплатить за выход из ЕС, исчисляются десятками миллиардов евро. С другой стороны, у Евросоюза нет аргументов для открытого противодействия «Брекситу», за который проголосовал британской народ. Есть только возможность максимально усложнить этот процесс.

Если же говорить о выборе Великобритании, то его предопределило множество факторов: экономика, политическая нестабильность в Европе, миграционный кризис. В какой-то момент выгоды от пребывания в ЕС перестали перевешивать потери. Потери, кстати, нередко можно было измерить в денежных единицах: в общеевропейский бюджет Лондон отдавал намного больше, чем получал обратно.

Но есть и глубинные причины. На мой взгляд, правильную формулировку на днях предложил The Guardian: за «Брекситом» стоит «чувство британской исключительности». Соединенное Королевство никогда в полной мере не признавало диктат Брюсселя, это был чужеродный элемент европейской системы. Если кто-то и мог выйти из ЕС, так это Британия.

«СП»: — Каким образом решен вопрос с Ирландией? А с сумой компенсации Брюсселю? Кто в итоге победил?

— «Ирландский вопрос» еще может напомнить о себе. Фактически границы между Северной Ирландией и Республикой Ирландией по-прежнему не будет существовать, но товары будут досматривать на границе между Северной Ирландией и Великобританией. Вероятно, сейчас это единственно возможный компромисс. Что касается компенсаций, то суммы называются разные. Бывший еврокомиссар по экономике Пьер Московиси говорил о 48 миллиардах долларов, Мишель Барнье — о 57 миллиардах евро. В любом случае, деньги огромные. Борис Джонсон в бытность министром иностранных дел сказал, что увиденные им суммы являются грабительскими, а потом во время переговоров отказывался выплачивать компенсации в случае выхода Великобритании из ЕС без сделки. Но если все пройдет мирно, то компенсации придется выплачивать. Но я бы не сказал, что это какое-то поражение Лондона. ЕС рассчитывал на взносы британцев при разработке долгосрочных проектов, поэтому все закономерно. Уходишь — плати.

«СП»: — Интересно, что все еще сохраняется шанс «жесткого» Brexit — выхода без сделки, если стороны в итоге не договорятся об условиях до конца года. Каковы шансы такого сценария, и к чему это приведет? По ком это ударит больнее?

— Есть такая вероятность, но она невелика. Мне кажется, стороны достигли принципиального понимания того, что им нужно разойтись по-хорошему. Здесь можно провести аналогию с транзитным контрактом между Россией и Украиной. После протокола, подписанного в Минске, заключение нового договора стало почти неизбежным. Условно говоря, такой же «протокол» подписали Британия и ЕС. От «жесткого» сценария в краткосрочной и среднесрочной перспективе, конечно, Британия пострадает больше. С точки зрения экономики объединенная Европа — куда более мощный игрок. Не случайно британская пресса долгое время рисовала апокалиптические картины последствий жесткого «Брексита», используя это как аргумент в пользу того, чтобы отказать от выхода из ЕС. Политические последствия тоже ясны: никакой дружбы (или даже рабочих отношений) между Лондон и Брюсселем не будет. Так или иначе, от отсутствия договоренностей, которые нужно заключить в этом году, пострадают обе стороны. Поэтому обе стороны настроены на конструктив.

«СП»: — Фарадж утверждает, что распад ЕС продолжится. По его мнению, его покинут Дания, Польша и Италия. Насколько это реально? Почему? Теперь он обещает продолжить работу по уничтожению Евросоюза. А как его партия может на это повлиять?

— Я бы не стал воспринимать всерьез слова Фараджа. Он попросту блефует, набивает себе цену. Триумф Бориса Джонсона больно бьет по его амбициям, ведь до недавнего времени лидер партии «Брексит» расширял свою электоральную базу за счет граждан, которых разочаровывали действия системных политиков. «Они не могут вывести Британию из Евросоюза, а я смогу», — вот ключевой посыл Фараджа.

Но потом оказалось, что его услуги не понадобились. Консерваторы справились сами. Теперь перед партией Фараджа открываются невеселые перспективы: она может кануть в небытие. Поэтому на вопрос, как она может повлиять на дезинтеграционные процессы в ЕС, ответ очень простой: никак. Ей впору думать о самосохранении и самопозиционировании. Заявление Фараджа свидетельствует о том, что он ищет новую нишу, но пошел не в ту степь.

Угрозы распада ЕС в обозримом будущем я не вижу. Британия — это особый случай. Страны вроде Польши и Италии конфликтуют с Брюсселем, но при этом соблюдают «правила игры» и не видят себя вне европейского проекта.

«СП»: — В Брюсселе теперь уверяют, что все неизбежно поменяется, но дружба с Британией сохранится. Каким вы видите будущее Британии без ЕС и ЕС без Британии?

Видео Проблемы и Будущее Европейского Союза

— Несомненно, «Брексит» ослабляет Европу экономически и политически. Для германо-французского тандема это должно стать стимулом к укреплению позиций ЕС на международной арене, проведению более жесткой, напористой политики. В том числе и по отношению к своей восточноевропейской «пятой колонне», которая в большей мере ориентируется на Вашингтон, а не на Брюссель.

Британия дрейфует в сторону Соединенных Штатов. Помощь «дяди Сэма» ей пригодится уже на этапе обсуждения торгового соглашения с ЕС: параллельно будут вестись американо-британские переговоры. Это укрепляет позиции Лондона. В целом, американцы позиционируют себя как силу, которая готова смягчить для Британии последствия выхода из Евросоюза.

Читайте новости «Свободной Прессы» в Google.News и Яндекс.Новостях, а так же подписывайтесь на наши каналы в Яндекс.Дзен, Telegram и MediaMetrics.

Уникальные и одновременно экзотичные туристические маршруты Ульяновской области притягивают как магнит путешественников со всего мира

Александр Чаусов о том, что не так в едином европейском семействе

Конфликт ценностей рискует перерасти в гражданскую войну

Оцените статью
Торговля на фондовом рынке
Добавить комментарий